Пресс-конференция главы Челябинской области Алексея Текслера 28 августа 2019 года. СТЕНОГРАММА

Версия для печатиВерсия для печати

 

Алексей Текслер: Добрый день! Это моя вторая большая пресс-конференция.

Мы с вами пять месяцев назад примерно в таком же составе встречались, общались, но такое ощущение, что мы и не расставались все это время. Я надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю, – про поездки. Пять месяцев были достаточно насыщенными, я сделал самое важное: я познакомился с регионом, увидел людей, пообщался с ними. Я обещал приехать в каждый муниципалитет. Пока этого не сделал, но обязательно сделаю уже в ближайшее время. Все эти пять месяцев со мной рядом, бок о бок, были вы. Вы видели то же самое, что и я.

Я хочу вспомнить несколько событий. Мы видели с вами «убитую» больницу в Нязепетровске, жителей, которые аплодировали, когда мы открывали новый ФАП в Кунашакском районе. Мы видели великий некогда флагман цветной металлургии, а теперь забытый «Уфалейникель». Мы видели с вами многое. Я помню детей, которые своими руками сделали в Усть-Катаве футбольное поле. И для сравнения – проблемный, не доведенный до ума биатлонный комплекс в Златоусте. Я помню проблемные дома, ветхо-аварийное жилье в Троицке, Катав-Ивановске и новый, современный микрорайон «Ньютон» в Челябинске. Мы с вами видели реальное состояние, какое есть сейчас. Это дало возможность определить планы, перспективы, приоритеты; многое из того, что я увидел, я сформулировал в своих программных статьях.

Но сначала я бы хотел ответить на тот вопрос, который мне часто задают: какой я хотел бы видеть нашу Челябинскую область? Я, как обычный человек, как отец, как глава региона хотел бы, чтобы в нашем регионе хотелось жить, учиться, работать, создавать семью, заниматься спортом, отдыхать… Я хотел бы, чтобы молодежь не уезжала и ветераны чувствовали заботу о себе, я хочу, чтобы наш регион был лидером по всем социально-экономическим показателям и чтобы мы гордились своим регионом – нашей Челябинской областью.

Нина Чистосердова, ветеран журналистики: Хочу поблагодарить Вас за беспрецедентное для области решение по поводу детей войны и тружеников тыла. Практически в семь раз повысились выплаты труженикам тыла - с 270 до 1600 рублей. Я практически двадцать лет проработала в отделе писем. Приходилось читать страшные, горькие воспоминания детей войны, которые потеряли родных, зачастую и отца, и мать. Это рана была на всю жизнь. Рассказывали они жуткие истории, как ели траву, варили старые ботинки, которые нельзя больше носить. Такие письма трудно было читать, и всегда они заканчивались одинаково: нас не уважают и нас никак не поддерживают. Спасибо Вам большое, что вы приняли такое решение. Какие еще принципиально новые меры социальной поддержки ветеранов вы планируете?

А.Л. Текслер: Действительно, этот вопрос мне задавали очень часто. У нас достаточно много детей войны – почти 40 тысяч человек. И так была организована выплата этой категории, что не все могли ей воспользоваться. Все, у кого были какие-либо льготы, получить ее не могли, и люди обращались с этим вопросом. И, действительно, принято решение, что мы сегодня внесем в Законодательное Собрание законопроект, чтобы все без исключения дети войны могли получать по 500 рублей ежемесячно. На мой взгляд, это возврат справедливости. Мне даже рассказывали, что в одной семье кто-то получал, кто-то не получал. И это всегда было яблоком раздора. Мне кажется, это неправильно. 

Да, такое решение принято. На самом деле мы приняли еще ряд решений в социальной сфере. В первую очередь, речь идет о том, чтобы ветераны Челябинской области получили индексацию в размере 15%. У нас есть федеральные ветераны, есть региональные. Федеральным индексировалась выплата, а региональным это не делалось много лет. И мы эту социальную несправедливость поправим. Мы раньше начали выплаты ко Дню пожилого человека, и к 1 октября они как раз будут завершены, потому что они обычно начинались к празднику и заканчивались к Новому году. Это было неправильно. В целом, мы приняли решение, и с октября начнем проводить повышенные выплаты труженикам тыла. Это тоже была такая обделенная категория, они всегда были за спинами участников войны. Решение, которое касается почти 18 тысяч жителей, тоже принято. Вся Челябинская область во время войны была кузницей Победы. 

Инициатив достаточно много, учитывая, что впереди 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. Мы 10 мая создали оргкомитет по празднованию юбилея. В рамках юбилея будет большое количество мероприятий. Мы отремонтируем, отреставрируем все мемориалы и памятники в нашей области. Причем я вышел с инициативой, чтобы не только сверху, чиновниками была проведена инвентаризация всех памятников, но  и чтобы сами жители дали сигнал на предмет того, где нужно ситуацию поправить. У нас большие планы на 75-летие, плюс будет отмечаться столетие танковой отрасли. Для Челябинска, который называли Танкоградом, это большое событие. Само столетие будет в сентябре, и у нас будет большое количество памятных мероприятий, где в первую очередь будут участвовать наши ветераны.

Дарья Шведова, ГТРК «Южный Урал»: Вы во вступительной речи сказали, что объехали практически всю область. В конце каждого визита Вы вручаете главе территории «синюю папку». А что дальше? Есть ли обратная связь от жителей? Может быть, главы Вам отчитываются? Опять же есть главы территорий, кому вручили уже две папки, а есть Златоуст, которому Вы так и не дали «синюю папку». Это кредит доверия или, наоборот, недоверия?

А.Л. Текслер: «Синие папки» стали находкой. Они формируются из тех прямых обращений, которые идут в мой адрес, в том числе из Инстаграма. Все это анализируется, систематизируется по каждому муниципалитету, определяются категории. Я работаю с этим перечнем перед вручением папки, фломастером определяю самые важные моменты, на которые надо обратить внимание. Да, главы отчитываются по этим направлениям в разном формате, например, в рамках личного общения (звонят, пишут сообщения), так что обратная связь есть. На самом деле главное не это. Все уже научились работать с моим аккаунтом в Инстаграме. Чаще всего вопросы и так известны. Это, кстати, хорошо - нет задачи ставить неожиданные вопросы. Когда я иду по списку вопросов, главы уже подготовлены и многие проблемы решаются заранее. Это самое важное. Когда я бываю в муниципалитете повторно, то вручаю и вторую папку. Что касается Златоуста, то там была обширная папка. И у коллег в Златоусте она есть. У меня самая длинная беседа с жителями была именно в этом городе. Мы успели и информацию из папки передать, и обсудить массу других вопросов. Так что «синяя папка» работает, она дает возможность немножко с другой стороны обратить внимание на проблемы конкретного муниципалитета. Главы об этом прекрасно знают и готовятся к моим приездам, изучая прямые обращения жителей. И я рад, что такой инструмент у меня есть.

Марина Малкова, Znak.com: Добрый день, Алексей Леонидович! Вы сказали, что нам нужно развивать регион. Это все командная работа. И поэтому вопрос у меня тоже про команду. Как Вы сегодня можете оценить работу тех ваших заместителей, которых Вы назначили? Я имею в виду работу Егора Ковальчука, Ивана Куцевляка, Ирины Гехт. И хотелось бы узнать, как Вы оцениваете работу Натальи Котовой. Потому что вопросов много, в том числе у челябинцев. И вторая часть вопроса: будет ли продолжено реформирование правительства Челябинской области, будут ли отставки? В частности, по имеющейся информации после выборов возможно, что будут отправлены в отставку Сушков и Голицын.

А.Л. Текслер: Сразу скажу, что я не комментирую отставки. Никогда этого не делал и делать не буду. Начну с последнего вопроса в части реформирования правительства. Отчасти это началось. Я уже говорил про министерство промышленности, которого раньше не было. Но, в общем и целом, если мы говорим о системе управления регионом, то надо исходить из тех основных ключевых задач, которые перед нами стоят. Это, в первую очередь, национальные проекты и те приоритеты, которые мы сейчас в рамках новой программы правительства для себя формируем. Это не секрет. Приоритеты я могу перечислить. Это все, что касается комфортной среды для жизни. Это благоустройство, это газификация, это дороги, это транспорт. 

Следующее направление – социальная политика. Здесь основное внимание – это ветераны, инвалиды, семьи с детьми, люди, попавшие в трудное финансовое положение. Надо сказать, кстати, что мы по социальным расходам на душу населения одни из лидеров в стране. Но есть вопрос об эффективности расходования этих средств. Вот этим будет правительство заниматься. 

Далее – здравоохранение. Я считаю, это самая проблемная история, которая у нас есть в регионе. Думаю, мы тоже об этом подробно еще поговорим. Это, конечно, решение экологических задач. И следующее направление – это люди, это команда, это управление регионом. И здесь нацпроекты и новые приоритетные задачи будут влиять, конечно, на формирование новой структуры. Изменения, безусловно, будут, но мы будем анонсировать по факту того, как они будут происходить.

Что касается конкретных персоналий, которые Вы обозначали. Люди начали работать, мне кажется, начало неплохое. Понятно, что нужно судить по делам. Но у нас впереди еще много работы. На этом этапе я удовлетворен. Я говорю о руководителях администрации, которых Вы перечислили. Ну а что касается города… Да, действительно, в городе назрела перезагрузка, решение о смене руководства, на мой взгляд, было совершенно очевидным. И, на мой взгляд, Наталья Петровна (Котова) сегодня справляется с теми задачами, которые стоят перед городом.

Артур Ишпулатов, медиахолдинг ОТВ: Здравствуйте, Алексей Леонидович! Вы уже начали говорить о том, что глава региона – это лоббист. Хотелось бы немножко поточнее. Вы встречались с Мантуровым и договорились о поддержке машиностроения. Путина убедили оставить саммиты в Челябинске. Вопрос: это сила убеждения или какие-то Ваши личные связи? И что еще получит область из таких встреч, хотелось бы тоже знать. Спасибо!

А.Л. Текслер: Вы знаете, основное – это, конечно, быть убедительным, быть аргументированным. Понятно, что, когда речь идет о распределении больших финансов – имею в виду распределение федеральных ресурсов в регионы, есть определенные принципы, подходы по распределению этих средств. Но тут самое важное – прийти и убедить руководство страны в том, что есть те направления, поддержка которых принесет пользу региону, пользу всей нашей стране. Важное направление – это, конечно, развитие экономического потенциала региона. Здесь в том числе есть меры федеральной поддержки, которыми мы практически не пользовались. В настоящий момент мы активизируем эту работу. Есть единая экспортная субсидия для предприятий, и министерство промышленности сейчас ведет работу по оказанию соответствующей поддержки. Но она оказывается не региону в части распределения каких-то общих ресурсов, а конкретным проектам. И задача региона – сформировать вместе с потенциальными инвесторами проекты, которые в том числе будут ориентированы на экспорт, потому что экспорт всегда хороший критерий того, насколько успешен тот или иной проект, если продукт пользуется популярностью не только в стране, но и за рубежом. И мы нарабатываем эти вопросы. Соответственно с такими проектами обращались, прежде всего, в Минпром. У нас по линии Минпрома есть и другие субсидии. К примеру, при поставке трамвайных вагонов усть-катавских субсидия составляет до 30%. Субсидируются поставки, и это дает возможность наращивать объемы производства трамваев, которые еще недавно были на крайне низком уровне. И это тоже возможности общения и решения этих вопросов. 

При личном общении, при определении поручений со стороны министра своим замам все работает быстрее, эффективнее и так далее. Это если говорить про Минпром. В общем и целом, да, я к Владимиру Владимировичу (Путину) обращался с рядом просьб - это не секрет. Поручения соответствующие даны. Мы говорили о развитии транспортной инфраструктуры, различной аэропортовой инфраструктуры, о развитии туристического потенциала в нашем регионе. И одна из основных задач сегодня – изменить имидж Челябинской области. 

Не секрет, что за пределами области начинаешь задавать вопрос «Что вы знаете про Челябинск?», все говорят о промышленности, о трубах, еще о чем-то индустриальном. Но мы с вами как жители региона прекрасно знаем потенциал тех красивейших мест, которые есть у нас. Естественно, мы должны все это делать в рамках соблюдения вопросов экологии. Тем не менее, у нас большой потенциал развития туризма, причем различного: и событийного, и культурного. У нас большое количество художественных промыслов, которые можно развивать и о которых не так много знают. У нас есть исторические места, куда можно приезжать. И, кстати, люди приезжали сюда даже 100 лет назад! Я помню, как-то рассказывал: мне в Кыштыме показали туристический справочник 1912 года, который включал в себя посещение Златоуста, Тургояка, Кыштыма, Каслей и так далее. Уже тогда были эти туристические маршруты. Но, видимо, это та версия промышленного туризма, которая была. Сейчас у нас, кстати, промышленный туризм есть: ЧТПЗ, ММК и так далее. И мы об этом говорили с президентом. Но для того чтобы развивать это направление, естественно, необходима инфраструктура. Мы говорили о железнодорожной ветке от аэропорта, который у нас будет, мы говорили о реконструкции трассы М5 - от Челябинска до Екатеринбурга и от Челябинска до границы с Башкирией. Соответствующие поручения даны. 

Мы говорили о новом центре ледовых видов спорта в Челябинске. Тоже соответствующие поручения даны. Безусловно, речь идет о новых хоккейных площадках, о керлинг-центре. У нас уже есть ледовый дворец для конькобежных видов спорта «Уральская молния». Мы в этом году достроим комплекс для занятий шорт-треком, и все это хотим объединить в проект под названием «Ледовый кванториум», чтоб дети могли там обучаться, в том числе на интернатных принципах. Там будет и медицинский центр, и общежитие, даже хотим построить общеобразовательную школу. Чтоб это был такой большой областной, а впоследствии, может быть, и всероссийский центр. Вот такие проекты тоже поддержаны, и мы уже начинаем работу по проектированию ледовых арен. Уже выделено больше миллиарда рублей на этот центр, и мы решаем вопрос по дополнительному финансированию, для того чтобы это было комплексное решение. 

Это все новые идеи, они основаны на том потенциале, который есть у региона: туристический, спортивный потенциал. Если говорим о ледовых видах спорта, то для всех очевидно, что Челябинская область уникальна и хоккеистами, и хоккейными командами, которые у нас в регионе есть, и, соответственно, теми достижениями, которые у нас есть в ледовых видах спорта. А там где мы еще, как в керлинге, может быть, больших успехов не добились, мы можем этот потенциал развивать. 

Были обращения на встрече к президенту о рекультивации свалок. У нас свалки в Златоусте, Миассе, Магнитогорске требуют рекультивации. Мы такую работу начали в Челябинске. Кстати, выделены федеральные деньги, существенные, более трех миллиардов рублей на эти цели. В других местах эти свалки находятся фактически в черте тех городов, о которых я сказал. На это тоже нужны федеральные ресурсы, и я с такой просьбой к президенту обратился, чтоб наш регион был чистым. И так далее, и так далее. 

С каждым вице-премьером мы уже встретились, обсудили инициативы. Тут можно долго об этом говорить и если будет интерес, я обязательно расскажу. Везде я получаю поддержку, одобрение. Понятно, что требуются всегда обоснования, проекты, но я вижу желание людей помогать, в том числе, потому что мы коллеги и я знаю практически всех руководителей нашего правительства лично уже много лет.

Наталья Еремеева, РИА «Новости» (Челябинск): На прошлой пресс-конференции я задавала вопрос по обманутым дольщикам. Вы говорили, что у нас 28 проблемных домов, более 1000 людей не получили свои квартиры. Как в настоящее время решается вопрос, сдвинулся ли с мертвой точки?

А.Л. Текслер: У нас проблемных домов гораздо больше. В настоящий момент у нас 56 проблемных домов. Около четырех тысяч жителей нашего региона сегодня входят в категорию обманутых дольщиков. Да, у нас есть по каждому из этих домов решения. 32 дома мы будем расселять вместе с поддержкой фонда «Дом.РФ». Вы знаете, принят недавно закон, буквально на последнем заседании регионального правительства организовали специальный фонд для решения этих проблем. Федерация планирует выделить на эти цели более 5 млрд рублей – для решения проблем этих 32 домов. Будет наше софинансирование, региональное, 19%. Еще 6 домов мы будем не расселять, а компенсировать те средства, которые люди направляли, потому что большая часть из этих домов – это так называемые двойные продажи. Дома построили, но застройщики продавали одни и те же квартиры два раза, и там даже технически человеку предоставить квартиру невозможно. И еще 18 домов будут расселяться с помощью новых инвесторов. На самом деле, все эти инвесторы уже определены, со всеми есть договоренности, и эта работа началась, так что эта проблема находится на моем личном контроле, и мы ее в течение нескольких лет вместе с Федерацией, вместе с федеральными деньгами решим. Уже в ближайшее время будем инициировать взнос со стороны региона в этот фонд для того, чтобы были основания федеральному центру выделять на решение этих задач средства.

Альбина Золотухина, Ura.ru: Добрый день, Алексей Леонидович, вопрос о вашей будущей команде, с учетом того, что сейчас проходит конкурс «Команда Текслера», и кто-то получит место в правительстве. Ни один из Ваших предшественников не избежал того, чтобы в его команде не было громких уголовных дел, в том числе связанных с коррупцией. Вы пытаетесь как-то предвосхитить события, чтобы пресечь возможное? Вот инициировали проверку в мэрии Челябинска. Как Вы постараетесь избежать подобных скандалов в Вашей команде?

А.Л. Текслер: «Команда Текслера» - да, спасибо за новое название. Я думал, что проект называется «Команда Челябинской области» (смеется). Но спасибо. У нас на самом деле большое количество людей заявилось в эту программу – более двух тысяч человек. В итоге порядка 270 человек прошли отбор, собеседование. Точнее, прошли предварительные отборы, сейчас до 5 сентября будут проводиться собеседования, и я всерьез рассчитываю, что будет большой приток молодых, амбициозных, любящих наш регион людей – и в региональную команду, и в муниципальную. Кстати, один из кандидатов уже стал у Натальи Петровны Котовой заместителем – по градостроительству. Недавно был назначен. Так что этот процесс уже начался, и он будет продолжен. Что касается коррупционных историй,  знаете, я откровенно скажу, что посмотрел анкеты каждого человека, который работает. У меня есть определенная информация. Мы частично расставались с коллегами, в том числе, исходя из анализа той информации, которая есть, в частности, у правоохранительных органов. Все, что касается борьбы с коррупцией, эта работа будет продолжена вместе с правоохранителями. У меня на самом деле простой принцип: я не хотел бы, чтобы чиновники или за их спинами члены их семей занимались бизнесом, который так или иначе связан с муниципальными или государственными закупками и со всем, что с этим связано. Вот та «красная тряпка», на которую я реагирую. Такие сигналы даны, и работа в этом направлении будет продолжена. Все те, кто попробует заниматься бизнесом, будучи в правительстве региона, с теми мы будем прощаться, а правоохранители будут с теми коллегами активно работать.

Александр Донцов, Газета «Авангард» (Катав-Ивановский район): Здравствуйте, Алексей Леонидович! Вы проехали по многим территориям, посмотрели на нашу медицину. Вот Ваше мнение – ее можно спасти, или уже проще как-то закопать и что-то новое придумать?

А.Л. Текслер: На самом деле это серьезный вопрос, и я понимаю, почему Катав-Ивановск его задает. Я видел городскую больницу после землетрясения, которая находится в неудовлетворительном состоянии. Принято решение о ее тотальной реконструкции, и мы это обязательно сделаем. В общем и целом, если посмотреть на проблематику медицины, в последние годы многое сделано на уровне высокотехнологичной медицинской помощи. Наши областные больницы, федеральные центры обладают достаточным оборудованием, компетентными специалистами. Даже были разговоры о том, что наши федеральные и областные центры будут такими фабриками по проведению операций. Но, знаете, лучше до операций не доводить. 

Проблематика первичного звена здравоохранения сегодня, на мой взгляд, является ключевой. Я начал заниматься и говорить об этом еще в апреле, после посещения первых муниципалитетов. Неделю назад было совещание у президента с членами правительства на эту тему, и я вам по секрету скажу, мы, я лично с Ириной Альфредовной (Гехт), готовили справку по ситуации в первичном звене Челябинской области, и давали в Москву для анализа, и она тоже ложилась одним из кирпичиков в определении проблематики в целом для нашей страны. 

Я уже говорил о том, что мы, безусловно, остановили оптимизацию. Сказал вслух, но этого недостаточно на самом деле. Вот вы из Катав-Ивановска, там рядом есть город Юрюзань. Жители Юрюзани обращались с вопросами о сокращении стационара и переводе этих коек в Катав-Ивановск. И вы знаете, мы столкнулись с тем, что после этого сокращения врачи уехали в другие районы, в Златоуст, в Челябинск. Когда с ними общались, спрашивали, почему они уехали, они сказали: нам без практики не интересно. То есть  проблема не только связана с тем, что койки просто стали дальше от людей. Она и в том, что врачи потеряли мотивацию работать в конкретном районе, в конкретном городе. И это большая проблема. Задача не просто остановить оптимизацию, задача – вернуть там, где необходимо, койки, и мы будем это делать, в том числе в Юрюзани. Я уже дал поручение Ирине Альфредовне, и она эту работу уже начала. Мы будем восстанавливать первичное звено, для того чтобы на месте можно было оказать помощь. Эта работа будет организована по всей территории области. 

Вы знаете, мы запустили программу по строительству новых ФАПов, это очередная важнейшая задача, которая перед нами стоит. У нас порядка 560 ФАПов, и из них около 100 не работают, потому что там нет фельдшеров. Часть зданий в таком состоянии, что там невозможно находиться, а для конкретного села это ключевой, важнейший объект. Я сегодня говорил во вступительном слове о Кунашакском районе. Там люди, когда мы открыли ФАП, они не просто аплодировали, они говорили: «Спасибо за больницу!» Вы понимаете, как люди воспринимают этот небольшой ФАП! Этого действительно не хватает. Поэтому мы построим в ближайшие годы дополнительно еще 100 ФАПов. 

И, конечно, самое важное – люди, у нас не хватает около трех тысяч врачей в регионе. Это колоссальная цифра. Мы уже общались и с руководством нашего медуниверситета, мы завершили, по сути, дополнительную программу к мерам федеральной поддержки «Земский фельдшер», «Земский врач», мы разработали госпрограмму Челябинской области, где будут меры поддержки для врачей, в том числе предоставление сертификатов на получение жилья в любом месте области. Мы будем планировать траекторию этого врача, чтобы у него было понимание, куда он будет двигаться дальше для повышения своей квалификации.

Сделаем на постоянной основе такую ротацию: в случае, если откуда-то врач будет уходить, будет возможность туда направить нового специалиста. В тех же Каслях, мне рассказывали, когда закончились у врачей пять лет по программе «Земский доктор», то люди встали массово – массово приехали и массово уехали. Никто этот момент не отследил, и это неправильно. 

Мы договорились, что сделаем такой инструмент, как «губернаторская ординатура». Сегодня не все могут поступить в ординатуру - кстати, мы обсуждали с федеральным Минздравом, чтобы квоты на ординатуру увеличились в регионе. Тех молодых специалистов, кто не сможет в ординатуру попасть, мы по специальной программе будем сопровождать, отправлять в регионы и гарантировать им бесплатные федеральные места в ординатуре. 

Будем заниматься специальным набором и адресным обучением в нашем университете, для того чтобы тот, кто идет учиться, знал и понимал, где он будет в последующем проходить практику и где будет работать. Будем вести точечно, потому что сегодня нас не устраивает то количество специалистов, которые, выходя из медицинского университета, идет работать по профессии. Об этих планах можно еще говорить и говорить, поэтому сегодня мой фокус внимания – это первичное звено. 

Мы занимаемся «Бережливой поликлиникой». Это тоже один из элементов работы. Если говорить о наших планах, то мы Нязепетровске, Катав-Ивановске проведем полную тотальную реконструкцию тех медицинских учреждений, которые там есть. О Нязепетровске я в своем вводном слове сказал – в ужасном состоянии здание, и внутри, и снаружи. Мы построим два новых многопрофильных больничных центра в Магнитогорске и Златоусте. Естественно, у нас будет программа по капитальным ремонтам, там, где необходимо, – по текущим косметическим ремонтам во всех остальных больницах. Потому что это проблема и для людей, и для врачей. Врачи говорят, что им работать в таких зданиях некомфортно, и их тоже можно понять. И, конечно, будем заниматься современным оборудованием, потому что и качество лечения, и квалификация врача в том числе зависит от того оборудования, которое есть. Так что сегодня медицина – это номер один. Я об этом говорил в обращении к Законодательному Собранию, и сегодня мы уже начали эту работу.

Зоя Григорьева, газета «Стальная искра» (видеовопрос): Добрый день, Алексей Леонидович! Меня зовут Григорьева Зоя. Я главный редактор газеты Ашинского района «Стальная искра». Следующий, 2020, год будет важным для всех россиян. Это будет год 75-летия Великой Победы. Два года подряд районная газета совместно с учреждениями образования и культуры проводит массовую патриотическую акцию «Хор Победы». Суть ее очень проста – на центральной площади, где мы сейчас с вами находимся, собираются люди разных поколений, от младших школьников до ветеранов. И все вместе, в едином порыве, в едином хоре исполняют песни военных лет. Эта акция имеет большую популярность в Ашинском районе. В этом году в ней приняли участие более двух тысяч человек. И нам очень бы хотелось, чтобы нашу инициативу, которую мы, кстати, отправили на сайт Текслер-2019, поддержал весь регион. Нам известно, что в следующем году к нашей акции присоединится Кусинский район. Хотелось бы, что пример взяли и другие муниципалитеты. Эта акция не требует больших финансовых вложений. Самое главное – участие. Я хотела бы напомнить, что в свое время акцию «Бессмертный полк» придумали также журналисты.

А.Л. Текслер: Я полностью согласен с Зоей. Это замечательная инициатива. Я попрошу эту идею включить в работу оргкомитета, о котором уже сказал, по празднованию 75-летия Победы. И попрошу всех глав муниципалитетов поддержать эту инициативу. Я думаю, что эта идея достойна стать такой «визитной карточкой» всего нашего региона к 75-летию Победы на федеральном уровне. Я, безусловно, эту идею поддерживаю.

Андрей Трушников, издательский дом «Гранада-пресс»: Здравствуйте, Алексей Леонидович! Вопрос дорожный, экономический и политический. Вот на Москву у нас дорога нормальная, от Челябинска – четыре полосы. В Екатеринбург дорога ремонтируется – тоже четыре полосы. А на Казахстан, стратегического нашего партнера, две полосы. А там логистический центр, который, может быть, когда-нибудь заработает, в конце концов. Планируется ли развитие дорожной инфраструктуры к соседнему государству? Потому что это может принести какие-то дополнительные средства региону…

А.Л. Текслер: У нас, действительно, есть федеральная часть дороги до Южноуральска. От Южноуральска до Магнитогорска и от Южноуральска до Троицка – эти трассы у нас регионального значения. Мы, кстати, сегодня ведем переговоры с федеральным центром о возможности передачи дороги до Магнитогорска на федеральный уровень, для того чтобы можно было федеральные ресурсы задействовать, если переводить эту дорогу в первую категорию, то есть с четырехполосным движением. Это колоссальные средства, и тут бы нам хотелось получить помощь федерального центра, так что такие переговоры уже начались, и это, действительно, важное направление. Я, кстати, с государственной логистической компанией веду переговоры по задействованию логистического центра, о которым вы сказали (ТЛК «Южноуральский»). Эти переговоры ведутся успешно, думаю, что мы в ближайшее время сможем выйти с решениями по этому поводу. 

И, конечно, там ключевое направление – это Казахстан, и дороги должны быть приведены в соответствие. Как раз с развитием инфраструктуры, о котором я говорю, связано развитие экономики, и экономики юга нашего региона. Потому что там, где возникает инфраструктура, любая, в первую очередь, дорожная, электроэнергетическая, газовая, там сразу возникает экономическая жизнь, и это направление, конечно, крайне важно. Так что в планах это, безусловно, есть. Отношение к этому предложению вполне нормальное.

Юлия Нестеренко, газета «Колос» (Уйский район):  В Уйском районе один из самых низких процентов газификации – всего 17% . Знаю, что сметы на многие проекты уже готовы в области. Не планируется ли увеличить финансирование хотя бы на следующий год этой сферы? И еще один момент. Здесь на экране мелькают мужчины и лошади, которых я отправила, и разместила пост в Инстаграме. Не могу не спросить про конный спорт. У нас конный спорт в области, в том числе и разведение породистых лошадей, таких, как орловские рысаки, держатся на энтузиазме. В области три рабочих ипподрома, один из которых расположен в Уйском районе, туда ежегодно приезжают из Всероссийского института коневодства, рязанского, и конники всегда просят поддержки. Один из инструментов поддержки – это соревнования на Кубок губернатора Челябинской области.

А.Л. Текслер: Про конный спорт идея интересная, давайте ее проработаем. Ко мне уже обращались из Троицка по аналогичному вопросу, просил минсельхоз области проанализировать и дать предложения. Думаю, скоро мы эти предложения рассмотрим. 

Что касается газификации, то да, у нас неравномерное распределение  по уровню газификации. В целом, в регионе достаточно высокий уровень  – до 70 процентов, что соответствует среднему проценту в нашей стране. Но есть проблемные районы, в том числе и Уйский. У нас ежегодно на газификацию в регионе направлялось от 500, в лучшие годы до 700 миллионов рублей. Я принял решение направлять не менее миллиарда рублей. Мы планируем строить ежегодно не менее одной тысячи километров внутрипоселковых газопроводов, начали активно взаимодействовать с «Газпромом», «Новатэком» по вопросу газификации, потому что есть проблемы.

У нас 116 газораспределительных станций, из них около 15 – проблемных, то есть мощности этих газораспределительных станций в настоящий момент не позволяют давать дополнительную газификацию, так как они полностью заполнены. И существует несколько проблемных районов: в Сосновском районе есть сложности, в Златоусте, Миассе, Троицке. Нам нужно расшивать эти газораспределительные станции, а это собственность «Газпрома». В Министерстве энергетики РФ я обращался к своим бывшим коллегам – они уже несколько совещаний провели по этому поводу. Мы эту проблему, безусловно, решим. Это нам позволит не только двинуться в те районы, где возможность газификации технически существует, но и в так называемые «запертые», где сегодня невозможно без развития газораспределительных станций, без строительства новых станций заниматься газификацией. Так что в комплексном инфраструктурном плане  эти задачи поставлены, мы выделим соответствующие средства для реализации, плюс к этому все те проекты, которые сегодня существуют и прошли госэкспертизу, мы обязательно реализуем в течение ближайших нескольких лет, соответствующее поручение тоже дано. 

Часто бывало, что люди «сбрасывались» на проект, но дальше не выделялись средства – и людям обидно. Это не дело, конечно, работа должна проводиться системно, и если она начинается в муниципалитете, то должна обязательно заканчиваться. У нас люди десятилетиями ждут газ, имея готовые проекты, – это недопустимо. Когда я говорил, что один из приоритетов – комфортная среда для жизни, в том числе среди прочих называл вопрос газификации – это направление, на которое будем выделять дополнительные средства и решать в масштабах всей области.  

Андрей Фролов, радио «Бизнес ФМ-Челябинск»: Вы на прошлой неделе встречались с «Опорой России», с малым бизнесом, говорили о господдержке – это, конечно, все хорошо и важно, но не секрет, что малый бизнес прежде всего работает для населения, для нас, южноуральцев, и вот здесь все не очень хорошо. Получается так, что вроде бы у нас есть господдержка малого бизнеса, но шесть лет подряд в Челябинской области доходы населения снижаются – это, наверное, самый главный фактор, из-за чего малый бизнес у нас не развивается, потому что количество этих предприятий тоже сокращается. И мой вопрос на самом деле не о малом бизнесе, а о зарплатах. Что правительство Челябинской области и Вы лично планируете делать с увеличением заработных плат жителей области, с ростом доходов населения? Это касается и госсектора, где Вы напрямую можете влиять, и промышленных предприятий, потому что у нас есть примеры, когда доходы владельцев выше, чем ежегодный фонд заработной платы предприятия. 

А.Л. Текслер: Да, это одна из проблем. У нас, при том, что регион промышленный и 12-я позиция по внутреннему региональному продукту в стране, мы занимаем по заработным платам 35-е место. Это никуда не годится. И эту проблему мы обсуждали, и с крупным бизнесом в том числе. Я встречался и с нашим Союзом промышленников, и с предпринимателями, говорили и о заработной плате, и о необходимости вложения в социальную структуру региона. Я хотел бы, чтобы предприятия наши, бизнесмены, где зарабатывали, там и вкладывались в развитие региона, и это правильно. К тому же есть наглядные примеры других регионов, где это происходит более интенсивно, более масштабно.

Какие-то точечные решения мы принимаем - и с Почтой России (вы это знаете), и решение об ускоренной индексации заработных плат работников муниципальных бюджетных учреждений, мы это делаем с 1 сентября – это те возможности, которые есть у региона напрямую. На многих крупных предприятиях с 1 июля произошла индексация (зарплат), и даже выше инфляции, и почти все предприятия, которые входят в Союз промышленников и предпринимателей региона такие решения об индексации приняли. Так что определенная работа в этом направлении ведется, но основное и самое важное  – это рост экономического потенциала региона в целом, создание  новых производств, необходимость диверсификации. Я собирал все наши предприятия, объездил большинство из них, посмотрел потенциал каждого и задал простой вопрос: коллеги, мы у себя в рамках внутренней кооперации можем произвести все, что угодно, почему мы покупаем что-то за границей? Вы просто не знаете, что у вас за забором между предприятиями происходит. Давайте определим возможные направления кооперации и увеличим наш потенциал в этой части – возможности здесь колоссальные, и такая работа на площадке министерства промышленности и министерства экономики региона уже началась. Все это даст возможность создавать дополнительные рабочие места, увеличивать фонд оплаты труда и работать в этом направлении. 

Я думаю, что касается наших крупных предприятий, все эти проблемы будут решены: по сути, сегодня со всеми есть договоренность о ежегодной индексации заработных плат в размере не меньше инфляции, и в этом году де-факто это случилось. Надо вовлекать большее количество предприятий в эту работу, и она уже ведется. Я встречался с профсоюзами, эту задачу мы обсуждали в рамках трехсторонней комиссии, чтобы наибольшее количество наших предприятий взяли на себя ответственность по ежегодной индексации зарплаты. Задача, которую я уже сформулировал нашему региональному правительству, – в ближайшие пять лет обеспечить рост наших заработных плат в регионе минимум в полтора раза. Еще раз повторю, это минимум, где-то в районе 7-8 процентов ежегодно – и это существенно выше той инфляции, которая есть сегодня. Без постановки этой задачи, без определения целевого состояния двигаться сложно, так что мы и в индивидуальном порядке, и в системном плане будем этому способствовать.

Павел Пономаренко, радио «Эхо Москвы в Челябинске»: Будет ли Челябинск бороться за проведение саммитов ШОС и БРИКС в следующие годы, чтобы у нас состоялся уже саммит (под этим понимается встреча глав государств и мероприятия, связанные с этим)? Что в этом плане могут сделать власти региона? И второй момент (он тоже связан напрямую с этим). Как будут власти решать вопрос с многочисленными недостроями в центре Челябинска, которые много лет портят облик города? Один из них как раз находится здесь рядом, за стенкой гостиницы «Малахит». 

А.Л. Текслер: Что касается саммитов. Приезд одновременно 30 с лишним глав государств – это всегда большой вызов для любого города, так что я не уверен, что такая задача существует. Я бы хотел, и мы с президентом говорили об этом, чтобы у нас проводились разного рода международные мероприятия. И, я думаю, мы их будем проводить, и большое количество, создавая инфраструктуру и благоустраивая город. Возможно, мы будем думать и по поводу саммитов ШОС и БРИКС, но пока я так вопрос не формулировал. Если формат этих саммитов будет расширяться, то  у нас не так много городов, которые такое количество глав государств одновременно могут принимать, и я даже сейчас говорю не про инфраструктуру. Когда я нашим силовым структурам задавал вопрос о том, как четыре дня будут люди жить при постоянном перемещении глав государств, а будут перекрыты  улицы, дороги, заварены люки, – я так до конца не понял, как мы эти четыре дня будем жить. Поэтому здесь есть определенные моменты… Ведь самое главное не это, главное – чтобы к нам приехали обычные люди, которые увидят наш город, и здесь мы задачу решили: у нас будет почти 30 разного рода мероприятий, начиная от встреч министров в Челябинске до спортивных соревнований, культурные мероприятия, форумы экспертов, деловые форумы, молодежные и т.д. Приедут тысячи людей к нам, без охраны, которые будут ходить по нашим улицам, потом расскажут о нашем городе друзьям, знакомым, и наша задача в следующем году встретить их радушно, показать то, чем мы можем гордиться. Это основная задача. Все средства, которые планировалось направить в регион, направлены на благоустройство, дороги, мы будем закрывать свалки, построим новое общежитие, сделаем многое, чтобы наш город стал чище, уютнее, опрятнее, комфортнее. Давайте подумаем вместе,  я за то, чтобы у нас проводились, в том числе встречи глав государств, а какое это будет мероприятие, подумаем, пообщаемся  с МИДом, с Администрацией Президента, мы, безусловно, это сделаем. 

Павел Зайцев, телекомпания «ТВ-ИН» (Магнитогорск): Очень много сегодня будет говориться о тех глобальных проектах, где в том числе задействованы бюджетные деньги. И есть простой вопрос: где мы будем брать деньги, учитывая, что есть уже сложившиеся годами способы формирования бюджета? Область зарабатывает, часть доходов перечисляет в федеральный бюджет, часть оставляет себе. Реален ли пересмотр такой системы? И если не реален, то где деньги тогда брать?

А.Л. Текслер: Да, очень правильный вопрос. Формирование бюджета – это важное направление работы любого губернатора. Откуда деньги? Во-первых, мы не должны снижать тот уровень собственных доходов, который у нас есть. Мы самодостаточный регион, и в целом умеем и можем зарабатывать. Да, мы, к сожалению, монозависимы, у нас около половины бюджета формируется за счет обрабатывающих производств, в первую очередь, металлургии, которая чувствительна к мировой конъюнктуре цен, потому что это глобальный рынок. 

Одна из важнейших задач – диверсификация экономики. У нас есть потенциал в машиностроении, приборостроении, IT-сфере. Эта работа уже началась. Основная задача, которую я поставил новому минпрому, – это диверсификация экономики, дополнительная кооперация внутри региона, формирование новой налоговой базы для решения социальных задач. 

Что касается Федерации, это тоже одно из ключевых направлений. Коллегам из правительства я поставил задачу – работать над получением дополнительных средств. Там есть разные моменты. Большой объем средств выделяется государством на национальные проекты. Не все регионы могут справиться со своевременной подготовкой проектно-сметной документации, есть конкуренция за проекты, и во многом нет распределительной системы. Кто первым «добежал», представил и решил задачу, тому эти средства выделяются. И я гарантировал каждому из отраслевых вице-губернаторов, что дополнительные средства пойдут на развитие того направления, за которое они отвечают. Очень часто поступление федеральных денег означало, что «снимались» региональные деньги и направлялись на другие цели, так что не было мотивации бороться за федеральные средства. Сейчас система мотивации для правительства Челябинской области изменена. Плюс мы получаем дополнительные средства на подготовку к саммитам ШОС и БРИКС. Все средства, которые были запланированы, в настоящий момент в нашу пользу распределены. Это большие ресурсы, больше 10 миллиардов рублей только прямых денег в областной бюджет. Также многие федеральные структуры напрямую получают средства. В общем, господдержка региона по данному направлению исчисляется суммой порядка 15 миллиардов рублей. Это большие дополнительные средства, которые идут на развитие региона по разным направлениям. Так что задача наращивать объемы. 

Если мы говорим о социальных расходах, то основное – научиться формировать дополнительные доходы и направлять их на социальное развитие, а там, где необходимо, на поддержку экономического роста. Не секрет, что любой губернатор является лоббистом региона. Каждая моя встреча, начиная от президента, вице-премьеров и заканчивая федеральными министрами, завершается работой над конкретными проектами по разным направлениям.

Сергей Ворончихин, Национально-освободительное движение: Я хотел бы задать вопрос о взрывах бытового газа. После трагедии в Магнитогорске профилактическая работа проводится слабо. Я сам попытался это сделать в своем доме, но не получилось.

А.Л. Текслер: А что Вы сделали?

Сергей Ворончихин: Я прошел по подъезду и хотел узнать, кто у нас снимает квартиру, но я не смог этого сделать. Ни полиция, никто не смог этого сделать. Зайти туда не получилось, а человек съехал и оставил там свои вещи. Меня эта ситуация задела. Я начал искать выход из этой ситуации. Ничего не получилось. Открыть квартиру не получилось в течение длительного времени. Регламентирует этот вопрос Гражданский и Жилищный кодексы, которые, в свою очередь, опираются на Конституцию. Я Вас прошу помочь внедрить профилактику взрывов бытового газа в жилых домах. Чтобы это сделать, надо сменить правила. Помогите сменить правила, пожалуйста.

А.Л. Текслер: Давайте Ваши предложения, я посмотрю их внимательно. Что нужно сделать в первую очередь – это все, что касается вентиляции. Это одна из проблем, которая сегодня существует. Я ориентировал минстрой обратить внимание на вентиляцию в жилых домах, где есть газ.  Ваши предложения я обязательно изучу.

Олеся Тимонина, радио «Южный Урал»: Вопрос по поводу того заявления, которое Вы сделали в рамках первой пресс-конференции, когда выразили удивление по поводу отсутствия в Челябинске прямых выборов глав органов местного самоуправления. И Ваш недавний визит в Златоуст, где львиная доля собравшихся на встречу с Вами граждан выразила недоверие главе Златоуста Вячеславу Жилину. Каковы Ваши убеждения на текущий момент, и будет ли что-то меняться в регионе в этом смысле? 

А.Л. Текслер: Златоуст – это интересный пример, когда главу в 2012 году избрали на прямых выборах, а в 2017-м переназначили в рамках новой системы. Так что если говорить о преемственности, то он, в том числе, был избран на прямых выборах. Моя позиция была и остается следующей: самое важное – это человек, которого выбирают или назначают. Люди могут быть разные: и квалифицированные, и популисты, и профессиональные, и не очень. И если человек профессиональный, заслуживает доверия  и уважения жителей и при этом назначен депутатским корпусом, который выбрали люди, то это во многих муниципалитетах работает, и работает хорошо. Я во многих регионах жил и работал. У меня есть примеры, когда популистов избирали в силу проблем, которые сложились в конкретном населенном пункте, и улучшений после этого не было. Поэтому основное – это, конечно, человек. Система является важным элементом, но вторична, и работает там, где зрелое общество и есть гарантии, что тот, кто будет избран всенародным волеизъявлением, будет самый достойным из всех претендентов. Я за эту систему, мы к этому придем. Я считаю, что это то, к чему нужно стремиться. И если мы поймем, что к этому готовы, я буду первым, кто будет рекомендовать изменить эту систему.

Александр Файрузов, «Челябинск  сегодня»: В телеграм-канале мы провели опрос на тему, что бы люди хотели спросить у Алексея Текслера. И самым популярным был вопрос про маршрутки. Вы знаете, что у нас были не очень приятные ситуации с маршрутками в этом году. Мы понимаем, что выгнать маршрутки из города не получится, потому что есть отдаленные районы, из которых они привозят людей. Но все-таки это идея давняя, может быть, из центра города есть возможность убрать маршрутки?

А.Л. Текслер: Уже в начале сентября появятся новые автобусы в Челябинске. Их будет закуплено порядка 70 штук. Конечно, этот транспорт появится взамен тех маршруток, которые есть сегодня. Эта работа началась. Мы с федеральным центром прорабатываем вопрос о выделении 4,5 миллиарда рублей для обновления автобусного парка. Это порядка 450 новых автобусов. Возможно, часть из них появится уже в конце этого года, мы такие переговоры с федеральным центром ведем, но в целом программа рассчитана на два года. Весь этот транспорт разных размеров (от длинных автобусов до автобусов поменьше) пойдет на замену устаревших маршруток.

Нурия Иксанова, газета «Уралым»: Вы недавно посетили Республику Башкортостан. Я представляю СМИ башкир Челябинской области. Каковы Ваши впечатления о Республике Башкортостан?

А.Л. Текслер: Я много раз был в Уфе, и не только, даже затрудняюсь сказать, сколько раз. Я люблю Башкирию, я был председателем совета директоров компании «Башнефть», и мы активно реализовывали социальные проекты в регионе. Я хорошо знаю регион, дружу с руководителем Радием Хабировым. Так что как я могу относиться? Хорошо отношусь, люблю.

Александр Скрипов, газета «МК-Урал»: Вопрос касается областного центра. Не секрет, что Шершневское водохранилище является единственным источником питьевой воды для миллионного Челябинска. В связи с этим хотел спросить: есть ли планы по созданию резервного источника воды в городе?

А.Л. Текслер: Да, действительно, единственный забор воды в Челябинской агломерации из Шершневского водохранилища. Что мы делаем, чтобы дать свежую воду? Планируем в феврале 2019 года запустить Долгобродский канал. Сейчас пытаемся договориться с подрядчиком, чтобы запустить канал уже в этом году. Более 120 миллионов кубических метров свежей воды пополнит Аргазинское водохранилище. Кстати, Аргази как часть каскада водохранилищ наполнено только на 70%. А должны быть наполнены на 100%, там должна быть свежая вода, это формирует водную базу Шершней. Мы в ближайшее время эту работу завершим. Вода и в Аргазях, и в Шершнях будет более чистой. 

Вы знаете, что санитарную очистку акватории Миасса на четырех участках мы сделаем уже в этом году. Эстетически это правильно, экологически тоже. Наши планы продолжить аквачистку на Миассе. Обязательно в следующем году сделаем углубление дна, чтобы водоток был более активным. Это тоже для реки полезно. Будем заниматься стоками с улиц в реку Миасс и делать мероприятия по очистке стоков. Планы большие, и в следующем году в дополнение к санитарной очистке проведем работу, чтобы Миасс стал и эстетически более привлекательной рекой. Как я помню из детства, таких островов, как сейчас, по крайней мере, не было, и город смотрелся по-другому. Добавится уровень воды в Миассе, и чище вода станет в каскаде основных водохранилищ Аргази и Шершни.

Ирина Поволоцкая, «Урал-пресс-информ»: У меня сначала маленький личный вопрос. Вы когда-нибудь в Челябинске воду из-под крана пили?

А.Л. Текслер: Да, конечно, все детство.

Ирина Поволоцкая: Все детство и сейчас? Я к чему. Когда Вы вступили в должность, вы поручили сделать инвентаризацию всех водозаборов и очистных сооружений. Это было в апреле. Сделана ли эта работа? Не так давно нам, например, писали из Коркино, что из кранов бежит ржавая вода, люди не могли ни помыться, ни попить. И в Челябинске люди тоже не рискуют пить воду из-под крана. Сделана ли эта работа и что собираетесь сделать?

А.Л. Текслер: Все проблемные места определены, проблемы есть почти во всех муниципалитетах с чистой водой. Объем финансовых средств, который необходим для их решения, исчисляется десятками миллиардов рублей. Это огромные средства. Вы знаете, что в рамках национального проекта «Экология» есть программа «Чистая вода». Тех средств, которые сегодня выделяются (в этом году мы получили порядка 72 миллионов рублей), конечно, недостаточно, чтобы решить все проблемы региона. В настоящий момент всеми муниципалитетами готовится проектно-сметная документация, и мы планируем более активно заняться этим вопросами, в первую очередь, с поддержкой федерального центра, потому что проблем, накопленных в регионе, много. Я дал поручение провести первоочередные мероприятия, такие «быстрые победы», чтобы навести порядок в этом вопросе за возможные региона средства. Мы договорились с федеральным центром, что в следующем году цифра будет увеличена до 250 миллионов рублей. С 2022 года нам обещают порядка 450 миллионов рублей ежегодно выделять по программе «Чистая вода», но я хочу пул проектов набрать, чтобы более точно и адресно проработать вопрос. Я в Златоусте был на днях. Там из-за использования открытых систем водоснабжения берется горячая вода из батарей. Просто ужас! Эта проблема более 10 лет не решалась, даже не подходили к ее решению. Конечно, это никуда не годится. Нужно расставлять приоритеты. Такое количество лет жить с такой водой, по моему пониманию, просто невозможно. Я просто не понимаю, как это могло быть!  Когда ржавая вода каждый день течет уже десять лет, куда это годится!? Как можно не обращать на это внимание!?

Александра Цыганова, газета «Сельские новости», Бреды (видеовопрос): Начинается новый учебный год, а в Брединском районе 10 из 18 зданий образовательных учреждений требуют капитального ремонта. Там текут крыши, продуваются окна, в плохом состоянии канализация, водопровод и прочее. Подготовлена проектно-сметная документация на сумму свыше 100 млн рублей. Да, в регионе существует программа «Содействие созданию новых мест в образовательных организациях», которая однако предусматривает софинансирование из средств муниципального бюджета на 50%, а это для Брединского района попросту неподъемная сумма. Нельзя ли пересмотреть условия программы и снизить долю софинансирования муниципальных средств хотя бы до 10%? А также есть ли вариант создания программы по капитальному ремонту дошкольных учреждений, который сегодня проводится исключительно из муниципальных средств?

А.Л. Текслер: Я согласен, что надо менять эти нормативы. Вы знаете, и на федеральном уровне для разных регионов, исходя из их возможностей, существует разная градация по софинансированию тех или иных расходов. Это обычная нормальная практика. Потому что нет никакого смысла, если ты, с одной стороны, дотируешь регион из федерального центра или в данном случае муниципалитет из региона, и требовать 50% софинансирования. Чаще всего такие мероприятия просто не будут заявляться, потому что конкретный муниципалитет на справится с софинансированием. Поэтому мы естественно пересмотрим эти нормативы, и сделаем это уже в ближайшее время. И, безусловно, так же, как по учреждениям здравоохранения, мы сделаем обязательно программу по ремонту дошкольных учреждений. Софинансирование при этом, конечно, оставим. От 5 до 10% – мне кажется, это разумная вещь, чтобы муниципалитет тоже нес ответственность за решение этих вопросов. Это тоже крайне необходимо.

Дмитрий Моргулес, агентство «Европейско-азиатские новости»: Завтра в Челябинске пройдут общественные слушания по рассмотрению нового генерального плана города. И на предыдущем обсуждении, которое проходило здесь, в «Малахите», в принципе к нему было высказано достаточно много серьезных претензий и со стороны профессионального сообщества, и со стороны общественности. Основные претензии связаны с тем, что, грубо говоря, плохое техзадание к нему было. Насколько Вы плотно следите за этой ситуацией, и будет ли при необходимости заново профинансирована разработка генплана города?

А.Л. Текслер: Да, я, безусловно, знаю об этой теме. Мое мнение, и Наталья Петровна его знает, что генплан требует доработки, там есть просто несоответствия даже реальной жизни, текущему состоянию. То есть там уже стоит микрорайон, а в генплане еще указано, что это свободная площадь. Это не просто проблема технического задания. Это проблема, начиная от техзадания, а заканчивая фактическим исполнением генерального плана. Там не указаны те важные направления, которые мы обсуждали, развитие города в градостроительном плане. У нас много места, где старое, ветхое жилье, которое, на мой взгляд, должно сноситься в рамках программ переселения. И на месте этих домов должно строиться новое жилье. И второе перспективное направление – это в сторону Сосновского района, Шершней, плюс снятие любых вопросов, связанных с точечной застройкой, эта проблема сегодня тоже остается. Есть отдельные решения, которые, на мой взгляд, сегодня нужно отменить в части точечной застройки. К примеру, здесь, между «Юностью» и Дворцом пионеров планируется построить некую высотку. Мне кажется, это совсем неуместно делать в центре города здесь и сейчас. И эти решения тоже необходимо пересматривать. Плюс все, что касается развития транспортной, маршрутной сети - генплан тоже должен быть адаптирован для этих задач.  И ряд других вопросов у меня есть к генплану, и я думаю, что публичные слушания и последующие решения сориентируют эту работу на доработку.

Лилия Девальд, газета «Знамя труда» (Кунашак): Алексей Леонидович, Вы были в Кунашакском районе, и Вам, мне кажется, люди понравились наши. А знаете, как Вы им понравились сами?! Мы вчера провели опрос среди наших активных подписчиков: какой бы вопрос они хотели задать Текслеру? Вы знаете, были больше благодарности – за здравоохранение, за школу, за газ, за то, что Вы общаетесь очень хорошо с людьми. Но все-таки три вопроса прозвучали. И они как раз в развитие того, что сегодня здесь уже звучало. Первое: распространить действие Вашей новой инициативы по выплатам ежемесячным детям погибших защитников Отечества для всех детей, которые пережили в малолетнем возрасте войну. У них отцы тоже были на фронте, поэтому тоже у них было вынужденное сиротство в тот момент. Это раз. Второй вопрос был задан в развитие того, что в Кунашаке уже прозвучало: о возможности малоэтажного строительства  взамен ветхо-аварийного жилья. Сейчас закон предусматривает переселение людей только в многоквартирные дома. А в деревнях, во-первых, нет такого количества нуждающихся, во-вторых, нет и достаточной инфраструктуры коммунальной, и получается, что люди переезжают из этих малых деревень, оголяя свои школы. Третий вопрос задал человек молодой, который анонсировался в программу «Команда Текслера». Он очень доволен своим участием, хотя и получил отказ, но он набрал 86 баллов вместо 75. Он очень озабочен был тем, что со ссылкой на Минэкономразвития РБК распространил вчера информацию, что спад экономики в 2020 году очень сильно возможен. У него вопрос: как же глава региона видит, что может стать драйвером экономики области в этих условиях? Спасибо!

А.Л. Текслер: Спасибо! Что касается дополнительных мер поддержки, мы и этот вопрос в том числе посмотрим. Потому что я знаю, что эти предложения не в первый раз звучат. На самом деле нужно, конечно, исходить из возможностей региона. Одна из задач, которую мы решаем мерами социальной поддержки, это, конечно же, борьба с бедностью, это одна из основных задач, которую президент поставил. У нас, к сожалению, в регионе, эта проблема тоже актуальна.

Что касается малоэтажного строительства на селе. Да, действительно, сегодня основной тренд в рамках переселения из ветхо-аварийного жилья - это переселение жителей либо в районные центры, либо в какие-то крупные населенные пункты. Отчасти это оправданно, отчасти, я считаю, нет. И мы же параллельно в настоящий момент готовим проекты в части реализации национального проекта по развитию сельского хозяйства, в том числе так называемое комплексное развитие сельских территорий. Смысл которого заключается в том, что вокруг динамично развивающихся агропромышленных комплексов, фермерских хозяйств нужно создавать всю необходимую инфраструктуру, в том числе и жилье, и социальную – детские сады, школы, больницы и так далее. То есть там, где у нас в Кунашакском районе сейчас достаточно бурно развивается сельское хозяйство, вокруг новых или развивающихся сельскохозяйственных предприятий, конечно, параллельно нужно решать эту проблему. Мы обязательно в таком именно контексте будем на нее смотреть. Это, кстати, общестрановая наша проблема. Понятно, что урбанизация, ее никуда не убрать, города растут. Но у нас такая огромная страна, что для нас это политическая задача – сохранять людей на селе. Это делать нужно обязательно. Чтоб все переехали в город, такой задачи нет, не было и никогда не будет в нашей стране в силу ее размеров. И Челябинская область здесь не исключение. Вот такое комплексное развитие. И вашу идею мы обязательно реализуем.

Что касается экономики, вы знаете, у нас первые полгода текущего, 2019-го, были достаточно проблемные. У нас индекс промышленного производства в январе был всего 96% от прошлого года. Но сейчас мы вышли на индекс, превышающий 100%, то есть уже с июля вышли в рост относительно прошлого года. И это хорошо, это правильно. Я со всеми нашими крупными предприятиями регулярно нахожусь в общении. Как они себя чувствуют, как развиваются, как ситуация на рынках? Вот вчера буквально общался с руководством ММК, Виктором Филипповичем Рашниковым, на днях общался с руководством «Мечела», и так далее. Я постоянно нахожусь в понимании того, как мы развиваемся, где есть проблемы, для того чтобы можно было быстро реагировать на ситуацию, в том числе потому что это всегда связано с социальным аспектом. В целом, ситуация в настоящий момент улучшается, и перспектива развития региона как в рамках базовых отраслей промышленности, так и в рамках тех задач, о которых мы уже говорили: по диверсификации, созданию новых производственных площадок и так далее, у нас по всем нашим крупным предприятиям есть планы развития. Это основная задача. Я просто со всех попросил перспективы. Там, где у нас есть гособоронзаказ, мы работаем и с федеральным центром. Гособоронзаказ у нас обеспечен. Там, где есть необходимость диверсификации и развития гражданской части на наших предприятиях, которые работают на гособоронзаказ, это особая сфера внимания. Мы тоже постоянно это обсуждаем. У нас не снижается сейчас количество рабочих мест в регионе. Оно растет в настоящий момент. И эту политику, связанную с ростом экономического потенциала, мы будем, конечно, продолжать Да, еще раз скажу, мы зависим и от внешней конъюнктуры, поэтому нам нужно создать эту страховочную базу в виде диверсификации.

Эльдар Гизатуллин, газета «Аргументы и факты – Челябинск»: У меня один большой вопрос и один маленький. В интернете сейчас популярно сравнивать фотографии Челябинска 70-80-х годов и современного. И не в пользу современного. Потому что зелени намного меньше стало. Озеленение, мне кажется, происходит совершенно варварскими методами, потому что сводится только к вырубке, обрезке деревьев. Скажите, можно как-то изменить ситуацию с озеленением? Как-то по-другому подойти? Потому что есть же интересные проекты. Можно обратиться к опыту других городов. А второй вопрос касается опять же здравоохранения. Все мы знаем, что в Свердловской области произошло. Скажите, вы, когда общались с врачами или работали с обращениями, которые к вам присылают: грозятся ли наши врачи устроить такой демарш, как в Свердловской области? Спасибо!

А.Л. Текслер: Вы знаете, я инициировал региональную программу «Зеленый город». Основная задача – это объединить благоустройство, озеленение и развитие общественных городских пространств в единую как бы идеологическую историю и мы поможем муниципалитетам, выделяя дополнительные средства. Но обязательно, чтоб это было эстетически и в архитектурном плане привлекательно. Поэтому будем увеличивать средства, которые будем направлять на озеленение.

Что касается вырубки. Да, я уже обращал на это внимание многих руководителей муниципалитетов. Когда я вижу эти обрезки, с высокой степенью вероятности это дерево будет болеть, может, вообще не выживет, а потом на этом месте надо будет сажать что-то новое и направлять на это дополнительные средства. Дерево нужно правильно обрезать, чтоб оно не болело после этого, чтоб это была здоровая история для него. Меня самого это не устраивает. Потому что очень часто просто за копейки приходят люди и обрезают, и есть сомнения, что это делается вообще в рамках тех правил, которые должны использоваться при обрезке деревьев. Так что вопрос правильный, и будем наводить здесь порядок, без сомнения.

По ситуации, что произошла в Нижнем Тагиле, мы, конечно, находимся постоянно в контакте и в понимании того, что там произошло. Это недоработка понятных людей. Здесь у нас есть указы президента, есть индикативы и те планы по развитию медицины, которые мы обсуждали. Ни о каких снижениях заработных плат речь не идет, ни о каком давлении на врачей речь не должна идти, и здесь эту ситуацию нужно держать на контроле и министерству здравоохранения, и главврачам больниц. Я сам, когда езжу по территориям, в Катав-Ивановске был последний раз, подошел к врачам, спросил, как у вас с заработной платой, какие есть проблемы? Кто-то обозначил, что есть проблема. Тут же начали разбираться по косточкам. Это нужно делать обязательно, потому что здесь важно не попасть в отсутствие реакции на реальную проблему, которая существует. Иногда есть какие-то недопонимания, они устраняются, но если есть проблема, ее нужно решать, решать индивидуально. Тогда ничего такого не будет. 

Дмитрий Бочко, «31 канал»: Вы затронули тему про закупку достаточно большого количества новых автобусов. Как сделать, чтобы их сберечь? В том смысле, что нынешние транспортные компании, «Общественный городской транспорт» и «ЧелябГЭТ», уже на стадии банкротства – порядка нескольких сотен миллионов рублей долгов…

А.Л. Текслер: Миллиарды там долги, а не сотни миллионов…

Дмитрий Бочко: У предыдущих еще больше долги. Гордума решила, что в течение трех лет более 500 миллионов рублей выделят на погашение этих долгов. Что сделать, чтобы не ушел новый транспорт и как не дать новому МУПу обанкротиться?

А.Л. Текслер: Мы планируем создать новую структуру. Я знаю о кладбище автобусов, которые приобретались уже в таком пограничном состоянии и не функционировали, как положено. Приоритеты отдавались тем самым маршруткам, о которых уже сегодня говорили, и соответственно транспорт деградировал. Нет, такого не будет. На новый транспорт будут определены хорошие маршруты, чтобы этот транспорт был задействован, он будет удобным, низкопольным и так далее. Я не ставлю задачу весь транспорт заменить муниципальным. Считаю, что должна быть конкуренция, должны быть и частные перевозчики. Но они должны использовать в том числе – и мы такое требование будем выставлять – современный транспорт, и в случае его амортизации – обязательная замена. Планируем, что таких ошибок и проблем больше не будет. Это касается не только автобусов, но и трамваев.

Кто-то со мной был в Усть-Катаве? Видели трамвай новый? Коллеги произвели, «Челябинский метеор» назвали. Вы знаете, Усть-Катавский вагоностроительный завод является частью «Роскосмоса». Мы договорились (я еще там сделал предложение руководству завода), что уже в начале сентября этот новый вагон будет в Челябинске. Будем проводить его испытания, тестирование, и он уже будет ездить по нашим улицам. Начиная с будущего года, мы планируем обновлять в том числе и трамвайный парк. Пока в планах не менее 25 единиц. Вместе с федеральным центром у нас достигнуты договоренности о выделении необходимых средств. Это несколько миллиардов рублей на несколько лет. В следующем году, я надеюсь, мы эту работу начнем, так что, по сути, тот трамвай, который мы будем покупать, мы увидим в ближайшее время на дорогах Челябинска.

Речь идет не только о Челябинске. У нас трамвайные города – и Магнитогорск, и Златоуст. И там тоже есть потребность в новых трамваях. Поэтому мы сделаем – а с Магнитогорском мы эту работу уже начали – программу и будем помогать развивать общественный электрический транспорт, в частности, трамваи во всех наших крупных городах. Благо у нас есть Усть-Катавский вагоностроительный завод, для них это тоже очень важно. В мае мы с боем решали вопрос по поставкам 15 вагонов в Магнитогорск. Там была помощь по линии Минпромторга. Вагон где-то стоит 25 миллионов рублей, Минпромторг выделяет нам 8 миллионов рублей на компенсацию части расходов. Это позволило нам приобрести в Магнитогорск 15 трамваев, может, до конца года еще 16-й сделаем. Так что планов много, задачи по Златоусту стоят, по обновлению парка. И не только. Мы обсуждаем сейчас с федеральным центром – есть договоренности о выделении Челябинску 8 миллиардов рублей для обновления инфраструктуры – трамвайного полотна и контактной сети, чтобы это позволило нам эксплуатировать эти по-настоящему скоростные трамваи. Трамвай, который придет из Усть-Катава, – совсем другого уровня и по скорости, и по комфорту, он низкопольный. Мы там были, смотрели и заходили в этот трамвай – он действительно удобный, комфортный. Я рад, что мы будем приобретать вагоны нашего Усть-Катавского завода. Хотя, думаю, что это не обязательно должны быть наши трамваи – для сравнения возможностей, конкуренции по цене, возможно, будем приобретать вагоны и других производителей, но, безусловно, хотел бы, чтобы это вагоны Усть-Катавского вагоностроительного завода. 

Мария Пыпина, газета «Карабашский рабочий»: Здравствуйте! Алексей Леонидович, существует концепция развития Карабашского городского округа, рассчитанная до 2021 года, соглашение о реализации которой было подписано в 2016 году губернатором Челябинской области, руководителями Русской медной компании и города. Будете ли Вы поддерживать концепцию развития Карабаша и добиваться ее полной реализации? Для нашего города это очень важный момент, потому что этим документом предусмотрено строительство нового микрорайона «Золотая горка» для переселения жителей из ветхого и аварийного жилья, санитарно-защитной зоны. Строительство нового микрорайона обещали начать еще в 2018 году, но никаких продвижений в этом вопросе, к сожалению, пока нет. А жители ждут. И сразу еще один небольшой вопрос: планируете ли Вы в ближайшее время посетить Карабаш? Жители нашего города были бы очень рады пообщаться с Вами лично. Спасибо.

А.Л. Текслер: Я, безусловно, буду в Карабаше в ближайшее время. У меня там, кстати, живет одноклассник. Я поэтому очень хорошо знаю и понимаю, учитывая, что мы постоянно общаемся, что есть улучшения в городе существенные, в том числе и в экологическом плане. Мы недавно завершили канал в обход реки Сак-Элга, для того чтобы те проблемные стоки, которые много лет накапливались, не попадали в Аргазинское водохранилище. Я, безусловно, поддерживаю ту стратегию, о которой вы сказали. Мы будем развивать Карабашский городской округ. Там живет более 10 тысяч человек, и для меня это тоже важный муниципалитет. Безусловно, в рамках посещения мне расскажут более детальную проблематику, и мы обязательно разработаем меры поддержки муниципалитета, и по развитию дорог, и других вопросов, которые там есть. Я эти вопросы знаю, смотрел недавно проблематику Карабаша очень внимательно. Есть вопросы, и мы их обязательно будем решать.

Надежда Кондрашова, 74.ру: Здравствуйте! Алексей Леонидович, после своего назначения Вы начали использовать машину, которая досталась Вам от прежнего губернатора Бориса Дубровского.  Я имею в виду новый «БМВ», который стоит минимум 8,5 миллиона рублей. Сейчас ее не видно. Где она, и что Вы собираетесь с нею делать? Может быть, продать ее, а деньги использовать на ремонт того же садика или школы? Спасибо.

А.Л. Текслер: Я изучу ваше предложение. Я действительно (машиной) не пользуюсь. Пользовался несколько раз, когда на длинные расстояния переезжал. Я использую микроавтобус, и меня это вполне устраивает. Давайте изучим. Я даже не знаю, на чьем балансе находится этот автомобиль. Надо посмотреть.

Александр Олексюк, «Хорошие новости»: Анонсировано, что мы занимаемся только хорошими новостями, и, безусловно, неиссякаемым источником хороших новостей являются туристический сектор и туристический потенциал нашего региона. Однако и там есть проблемы. Например, национальный парк «Таганай». Его визитной карточкой является Черная Скала, куда в прошлом году приехало 45 тысяч человек, из которых огромное количество иностранцев. И вот эти все люди визитную карточку Таганая видят после того, как преодолеют 16 километров бездорожья. Туда приезжают автобусы просто по грунтовке. Зимой был случай, когда один из автобусов – туристический автобус с детьми – увяз в сугробах. И вот этих детей приходилось вытаскивать силами МЧС. Ну и так далее. Дорога грунтовая. Более того, центральная усадьба Таганая, тоже наша визитная карточка, отапливается дровами, как в прошлом веке. В связи с этим вопрос: планируется ли развитие национального парка «Таганай», который является жемчужиной Южного Урала, до такой степени, чтобы он был жемчужиной, в принципе, туризма всей страны.

А.Л. Текслер: У нас несколько национальных парков. Проблематика у каждого из них примерно одинакова. Это «Таганай», «Зюраткуль», «Зигальга». Та дорога, о которой вы говорите (я помню, разбирался в этом вопросе) на землях, использование которых очень специфично, учитывая статус национального парка. Здесь нужно садиться и очень внимательно разбираться с развитием инфраструктуры, кстати, в рамках национального проекта «Экология» есть соответствующее направление. Потому что те планы, которые сегодня есть по национальным паркам, – это строительство пешеходных дорожек. Все, что касается дорог, – это отдельная история, которую, безусловно, если мы хотим развивать как туристические центры эти направления, решать нужно. Но сегодня даже грунтовая дорога – она наполовину разрешенная, учитывая статус национального парка. Здесь масса проблем. С одной стороны, мы говорим про развитие туристического потенциала, с другой стороны, развитие туризма в некоторых направлениях может сдерживаться нашим экологическим законодательством. Здесь нужно внимательно все балансировать.

Это касается всего нашего горнозаводского края. Это отдельное направление, которое очень внимательно нужно пройти вместе с федеральным центром. Считаю, что федеральное законодательство должно быть изменено, часть полномочий и возможностей, в том числе по принятию решений в отношении земли, надо передавать на региональный уровень, чтобы мы могли их решать. Сегодня на региональном уровне такой возможности зачастую нет. Скоро будет Госсовет при Президенте, где проблематика экологии и развития туризма будет обсуждаться. Но здесь важный аспект, чтобы не навредить экологии в любом случае. Вот на это нужно обратить внимание. Да, ваш вопрос правильный, он тоже находится в фокусе внимания. Всю эту дорогу, шаг за шагом – я это в переносном смысле – нужно пройти для того, чтобы мы не в ущерб природе, экологии могли развивать возможности, которые у нас есть. А возможности у нас потрясающие! Считаю, что развитие туризма – это одно из важнейших направлений, которым мы будем заниматься. Это связано и с инфраструктурой, и с развитием наших национальных парков, и тех мест отдыха, которые традиционно у нас в регионе есть. Мы знаем, что многие коллеги из соседних регионов к нам приезжают и любят приезжать. Здесь нам нужно сделать полноценную инфраструктуру и для развития бизнеса. Кстати, малый бизнес очень активно подключается к развитию любой рекреации. Так что это и в таком комплексном формате очень полезная и правильная вещь. Я вас приглашаю к этой работе. Считаю, что по каждому из наших национальных парков у нас должен быть отдельный план. Можно спокойно эти парки развивать на пользу людям, на пользу экономики нашего региона.

Матвей Кондрашов, газета «Челябинский обзор»: Извиняюсь перед  коллегами из других городов, мы городская газета, поэтому вопрос будет исключительно про Челябинск, так что другие несколько минут потеряют. По моим наблюдениям жизнь в Челябинске несколько месяцев назад начала словно выходить из некоего анабиоза: там, где годами стояли несанкционированные ларьки, они не должны были стоять, теперь они здесь зачищаются, там, где была проселочная дорога, там, оказывается, должен был быть асфальт. В общем, закипела, забурлила жизнь – это  мои наблюдения как горожанина. И, вместе с тем, не могу не отметить, что такая жизнь закипела не только с Вашим приходом, но и с транзитом власти в городе. Вот какой у меня вопрос: хотели бы видеть Вы Наталью Петровну Котову  в качестве не временно исполняющей обязанности, а в качестве главы города? И сразу одно наблюдение: хочет или нет сама Наталья Петровна, я спрошу у Вас потом, и Вы уже сказали, что не комментируете кадровые решения, но если подходить формально, у нас главу города выбирает депутатский корпус, так что это не Ваше решение будет, так что попросил бы на вопрос все-таки ответить. 

А.Л. Текслер: Мне кажется, что Наталья Петровна справляется с той работой, которая на нее возложена. Вы правильно заметили, что назначать будут депутаты, моя оценка, она положительная, и я желаю Наталье Петровне всяческих удач, действительно, хозяйство не простое, но нужды и желания людей, которые есть в части развития города, мы их сто процентов реализуем, у меня нет никаких сомнений в этом. Что касается развития города, Вы перечислили несколько направлений. Действительно, так получилось, что 40 процентов всех ларьков в городе, они незаконные, со всеми вытекающими последствиями (они иногда перекрывают проезды и т.д.), и то, что сейчас происходит – это, по сути, инвентаризация и анализ с жителями, с правоохранительными органами, в частности, с прокуратурой о том, насколько все то, что есть, является необходимым и достаточным. Эта работа будет продолжаться, там нет никакой кампанейщины. Те места торговли, которые необходимы людям, которые социально ориентированы, будут сохранены, в этом вопросе мы порядок наведем, как в известном фильме, без шума и без пыли, мы все аккуратно сделаем, сделает город. Если понадобится какая-то помощь главы региона, то эту помощь мы окажем. И по благоустройству большие планы, и по дорогам.

По дорогам в этом году рекордные средства направлены  –  на строительство и ремонт дорог (это более 4 миллиардов рублей). Полтора миллиарда рублей – на содержание, и мы на следующий год с учетом зимнего содержания увеличим существенно объем финансирования, наведем порядок в этом вопросе. У нас большое количество городских пространств: набережные, дворы – большие-большие задачи по городу, чтобы он обрел столичный областной лоск, и нам, жителям, это необходимо. Про общественный транспорт мы с вами говорили.

Про экологию. Все наши городские крупнейшие предприятия  подписали соглашение о снижении выбросов, сделали это после наших встреч и бесед на добровольной основе, там есть, конечно, Указ Президента, но, тем не менее, мы вели предметно по каждому из них переговоры. И я могу сказать, что в соответствии с теми соглашениями и теми решениями, что есть, мы до 2024 года в Челябинске должны снизить объем выбросов на 38 процентов – это большая цифра, и такой динамики не было никогда в городе. Будем наводить порядок.

Видеовопрос: Алексей Леонидович, здравствуйте! Меня зовут Анастасия, и я хотела бы задать вопрос про социальные сети. У вас 120 тысяч подписчиков в Инстаграме. Мне интересно, действительно ли Вы сами смотрите директ и читаете комментарии, и как Вы оцениваете роль социальных сетей в своей работе? 

А.Л. Текслер: У меня, кстати, уже 122 тысячи подписчиков. Я стараюсь смотреть и комментарии, и заходить в директ. Откровенно скажу, что не всегда мне удается прочитать все комментарии, их уже больше 10 тысяч, насколько я знаю, это достаточно сложно. Собственно, я такой специфический  блогер, в том смысле, что для меня это инструмент получения обратной связи от жителей, в первую очередь. И в этом смысле вся информация анализируется, вся информация систематизируется по тематикам, по районам и муниципалитетам, эту аналитику я вижу всю, плюс, посещая муниципалитеты, как я уже говорил, все это попадает в «синие папки» . Перед каждым приездом я все «синие папки» очень внимательно анализирую, поэтому думаю, что большинство сообщений я вижу, понимаю, что это ключевая история в части прямого общения с людьми. Вы прекрасно знаете, я стараюсь не проходить мимо, когда ко мне обращаются люди, или сам подхожу к людям во время своих поездок, общаюсь в муниципалитетах в формате вопросов и ответов. Понятно, что, наверное, дойти сложно до каждого человека, и сегодня социальные сети мне очень помогают, чтобы понимать настроения, эмоции людей, то, что по-настоящему их волнует. Так что я считаю, что для любого руководителя сегодня наличие социальной сети – важный элемент общения с жителями региона.

Дарья Нестерова, газета «Губерния»: Алексей Леонидович, во всех муниципалитетах, в которых Вы уже успели побывать, Вы общались с местными жителями, и, как выяснилось, у людей накопилось огромное количество вопросов к властям, такое ощущение складывалось, что ничего не делалось десятилетиями. Это такое ощущение со стороны или, действительно, было очень много упущенных возможностей, как Вы считаете? И короткий личный вопрос: кажется, что Вы работает 24 часа в сутки – это и выезды, и социальные сети, статьи еще успеваете писать. Вы не устали? Как Вы все успеваете, готовы ли Вы в таком же темпе работать дальше? 

А.Л. Текслер: Дарья, да, я готов работать в таком темпе и дальше. Тут мне жалуются, точнее, мне говорят, что Вы жалуетесь, журналисты, что возникают вопросы, в том числе, по такой интенсивности работы, но это нормально. Тем более, вы понимаете, что мне нужно погрузиться в проблемы - не посетив каждый район, муниципалитет, я не узнаю реальную проблематику, поэтому поездки, встречи будут продолжены, это нужно делать обязательно.

По первой части вопроса. Вы понимаете, у нас есть на самом деле разные муниципалитеты, многое зависит от руководства, от возможности найти общественное согласие, определить правильно приоритеты. У нас есть нехватка денежных средств – это объективно – в муниципалитетах и на региональном уровне. Я уже сегодня об этом несколько слов уже говорил по «Чистой воде». А если говорить про теплотрассы, у нас объем потребностей в реконструкции теплотрасс в настоящий момент на 136 млрд рублей по региону. Это соответствует практически нашему годовому бюджету, понятно, решить эту задачу сразу невозможно, но всегда нужно определять приоритеты, общаться с людьми.

Есть проблемы, которые кричат, где невозможно жить. Я в Троицк когда приехал, там женщины пригласили зайти в общежитие, ну, понятно, что невозможно там жить; у жителей в Катав-Ивановске такая же ситуация была – там невозможно жить, эту проблему надо было решать, руководству города надо было достучаться до руководителя области, если эта проблема не может быть решена на муниципальном уровне. И там, где это происходит, там, где вопросы решаются, там ситуация более спокойная, люди понимают, когда к ним придет газ, когда будет отремонтирована дорога, пусть не завтра, но они это понимают. Есть общественное согласие, там этих вопросов меньше. Самое большое количество вопросов от жителей у меня возникало там, где как раз вот такое общественное согласие нарушено в силу разных причин, те вопросы, которые необходимо решать на муниципальном уровне, – 90 с лишним процентов они выносятся на губернатора в силу невозможности достучаться до муниципальных властей.

Да, задач много, проблем много в регионе, но, приоритизировать эти задачи, определить основное направление, куда приложить финансовые ресурсы, с учетом качества работ, необходимо. Если мы говорим о дорогах, то это принципиально, как в любой стройке, должно соблюдаться качество, мы не должны переделывать дважды одну и ту же дорогу, а это у нас тоже сплошь и рядом, таких проблем быть не должно. Когда их не будет, когда с жителями эти решения будут согласовываться и приниматься, соответственно, мы сможем более эффективно и качественно решать задачи, в первую очередь, в муниципалитетах, на которые мы сейчас должны обратить безусловное основное внимание. 

Анатолий Мармышев, газета «Златоустовский рабочий»: Вы сегодня не раз затронули темы позитивные и негативные по Златоусту. Во-первых, спасибо Вам за то, что Вы так вникли пристально в проблемы Златоуста, за такую беспрецедентную детальную встречу и насчет кричащих проблем. Вопрос о долгах по газу. Скоро у нас начинается новый отопительный сезон, Златоуст входит в топ муниципалитетов, у которых есть существенные долги по газу. Как сейчас эта проблема расшивается, держите ли Вы ее на контроле?

А.Л. Текслер: На контроле, безусловно, держу. Златоуст – один из двух наших муниципалитетов, который получил предостережение прокуратуры за подготовку к осенне-зимнему периоду, и это никуда не годится. Там застарелая проблема, связанная с тем, что теплоснабжение организовано от старой ТЭЦ, которая находится на электрометаллургическом заводе. Котельная неэффективная, раньше снабжала в первую очередь теплом предприятие, которое в настоящий момент чуть меньше по производственному потенциалу, соответственно, ежегодные убытки. Уже давно надо было перейти на другую систему теплоснабжения, сделать схему, рассчитать параметры, построить несколько новых котельных, которые бы оптимизировали теплоснабжение в городе, и можно было бы полноценно работать. Многие годы суды идут, чья котельная: она на балансе предприятия, но арендуется у муниципальной организации. Муниципальная организация через суд пытается ее вернуть заводу, чтобы завод этой проблемой занимался. Завод этой проблемой заниматься не хочет, потому что руководство считает, что нужно заниматься только производственными задачами. Этот пинг-понг вечный, плюс дырявые трубы. И последние пять лет, вместо того чтобы сделать нормальную систему теплоснабжения в городе, оптимизировать тариф, мы имеем проблемы. С Закаменкой то же самое. Три года стоит труба. Кто прав, кто виноват? Это бесконечная история, и недоработка властей. Здесь, конечно, нужно наводить порядок. 

Оксана Азарова, РИА «Новый День»: Я бы хотела задать вопрос о судьбе территории опережающего социально-экономического развития. Вы были в Верхнем Уфалее, Вы видели, в каком состоянии город, видели, как там развивается ТОСЭР. На встрече с профсоюзами Вы отметили, что у нас на пять таких территорий всего 14 проектов. Между тем, в этих пяти территориях население более 100 тысяч человек, им нужно как-то жить. Поэтому я бы хотела у Вас спросить: почему инвесторы не приходят в эти территории, даже несмотря на налоговые льготы, и что с этим делать? 

А.Л. Текслер: Мы недавно встречались с потенциальными инвесторами, которые говорят про Бакал: мы не готовы приходить в Бакал, потому что у вас там нет больниц, все оптимизировали, развивать эту территорию невозможно без наличия социальной сферы. Вот вам и ответ на вопрос, почему у нас не реализуются проекты в ТОСЭРах. Это многозадачная история.

С одной стороны, региональные власти должны активно искать инвесторов, потому что в основном это делали раньше муниципалитеты. Ну понятно, возможности муниципалитетов ограничены. Я уже говорил: когда приехал на ИННОПРОМ, и мне показали программу, оказалось, что у нас ни одного мероприятия по развитию ТОСЭРов на ИННОПРОМе, куда приехал весь промышленный бомонд страны, мира, нет. Как мы собираемся продвигать наши ТОСЭРы, их возможности и так далее, если никто о них не знает?! Поэтому со стороны региона будет работа налажена по привлечению инвесторов, плюс все, что мы с вами обсуждали по здравоохранению, по социальной инфраструктуре. Без этого возвращения медицины в эти муниципалитеты мы с вами не получим никаких инвесторов крупных, которые на долгие годы смотрят свои проекты и их развивают. Вот это крайне важно. Поэтому, к сожалению, у нас сегодня ситуация такая. Я уже говорил про Чусовой: в сорокатысячном городе в Пермском крае количество рабочих мест, созданных в их ТОСЭРе, превышает все наши пять, где живет более 100 тысяч. Ну что это такое?! И так мы каждый раз сталкиваемся с этой проблемой. Меня, конечно, это не устраивает. Наведем порядок здесь обязательно, и я эту тему держу на особом контроле. 

Вопрос из соцсетей: В регионе нет программ, позволяющих выделять средства на капитальный ремонт загородных лагерей. А такая программа просто необходима. Будут ли предприняты какие-то шаги в этом направлении?

А.Л. Текслер: Да, мы эту проблемы с минобром обсуждали. У нас в регионе большое количество бывших детских пионерских лагерей, которые либо не функционируют вообще, находясь еще на балансе муниципалитетов, либо переданы и как-то используются по другим назначениям. Мы сегодня такую программу рассматриваем. Смотрим территориально, где есть потребность по детским оздоровительным лагерям, и конкретные лагеря, которые мы определим как базовые для того, чтобы можно было там наших детей оздоравливать. Мы обязательно такую программу разработаем и будем детские оздоровительные лагеря в круглогодичном режиме развивать. Эта потребность действительно существует. У нас большой горнозаводской край, где ограниченное количество лагерей. Есть нехватка лагерей и на севере. Мы сейчас в районе Озерска думаем восстанавливать пионерлагерь. Ну и ряд других направлений, которые нужно будет восстанавливать. Потому что, конечно, если мы говорим о здоровье наших детей, это необходимо. 

Анастасия Плотникова, медиахолдинг ОТВ: Алексей Леонидович, недавно на педагогической конференции в Челябинске Вы сказали о том, что 2 сентября поведете своего ребенка в первый класс в одну из челябинских школ. Вопрос: каким образом Ваша семья относится к переезду из Москвы в Челябинск, и соответствует ли Челябинск их критериям комфортного, безопасного города для интересной жизни? 

А.Л. Текслер: Спасибо. У меня семья уже переехала. Это произошло давно. Жена занималась активно переездом. Семья относится к Челябинску хорошо. Я стараюсь, чтобы и ребенок, и супруга побыстрее полюбили и город, и область. Все в этом смысле в порядке. Для меня крайне важно, чтобы семья была рядом, и мы ни секунды не обсуждали других вариантов. Ну, минуты полторы жена поворчала, учитывая, что мы только пять лет назад в Москву переехали. До этого тоже все время где-то путешествовали. Но все у нас хорошо, и поэтому семья давно здесь. Я уверен, они полюбят и город, и область. 

Гаврилюк Ольга, информационная программа «Телефакт»: Раз уж заговорили про школу, не секрет, что  1 сентября уже на носу. И не секрет, что Вы в школе были хорошистом. Но всем нам известно, что все мальчики немного хулиганы. И вот следующий закономерный вопрос: прогуливали ли Вы уроки, если да, то какие, и Ваша самая запоминающаяся линейка? И логичный вопрос, который возникает в ходе пресс-конференции: в зале сидят Наталья Петровна Котова и Ирина Альфредовна Гехт, это Ваша группа поддержки? 

А.Л. Текслер: Они сами захотели прийти... Про меня. Вы знаете, я был хорошистом, отличником. Я не прогуливал уроки. Я был комсоргом школы, ни разу не помню, что бы я прогулял что-то. Ну, конечно, были всякие инциденты, я думаю, они бывали у каждого ребенка, и родителей в школу приглашали. Мне кажется, это случается у каждого. Но, в общем и целом, я всегда был активным ребенком, и в общественной жизни тоже. Особых историй вспомнить не могу... Я помню, как мы пришли в первый класс с родителями, это была 92-я школа. Жили мы по соседству, 50 метров от школы. Было большое количество людей, сохранилось много фотографий семейных, как это было. Я помню, как за ручку с девочкой заходил в класс, как нас рассаживали. Хорошо помню, кстати, первый урок. Мне кажется, многие должны помнить первый урок, учительницу свою хорошо помню. И, вообще, школа - это ключевой этап жизни для каждого человека. Поэтому мы так волнительно относимся ко 2 сентября, когда наш сын пойдет в школу, но уверен, что и у него все будет хорошо. 

Маргарита Давлетшина, газета «Магнитогорский металл»: Здесь достаточно часто мелькал вопрос, какой город при знакомстве с регионом вам понравился больше всего, и если Вы считаете такой вопрос для себя корректным, то, пожалуйста, озвучьте его. А у меня вопрос диаметрально противоположный: при знакомстве с регионом что Вам встретилось плохого? Я не имею в виду проблемы, которые, понятно, нужно решать, я имею в виду человеческий фактор: недоработку, может быть, какое-то головотяпство, отношение к людям, то есть то, что Вы будете выжигать каленым железом? 

А.Л. Текслер: Про какой-то конкретный город говорить не буду. Я во многих городах бывал в детстве и юности: был спортсменом, и мы на соревнованиях и сборах объездили почти всю область. Понятно, что сейчас впечатление о ней немножко другие, отличаются от детских. Нынешние мои впечатления от тех мест, где я бываю, для меня принципиальны. Я с удовольствием посещаю каждый наш муниципалитет, и планирую это делать постоянно. Без такой работы, мне кажется, сейчас, в нынешнее время, руководителю области просто не обойтись для принятия правильных решений. Особенно, когда есть дефицит финансовых средств и надо принимать решение взвешенно, исходя из тех приоритетов, которые мы определяем.

Что мне не понравилось и чего я не выношу – я уже отчасти здесь об этом говорил. Как по Златоусту с водой: 10 лет ржавая вода шла из крана, и ничего не происходило. Я считаю, что любой руководитель должен считать вопрос решения этой проблемы вопросом чести. В Катав-Ивановске, когда я приехал на Стройгородок, женщина ко мне обратилась. Посмотрел, конечно, ждать до 2024 года расселения и жить в этом доме невозможно. Надо было сделать все для того, чтобы эта проблема была решена, и найти способ, найти возможность достучаться до любого уровня руководства.

Могу каждый район называть. Строят пристрой к школе, а старая школа 30 лет не ремонтировалась, там висят провода и дырки в дверях. Как можно допустить, что придут дети в школу и будут видеть такое ее состояние?! Надо было как угодно, но проблему старого здания решать и не допускать, чтобы такое случилось. Такие вещи меня возмущают больше всего. Я и нашим министрам говорю, и муниципальным главам: коллеги, я понимаю, что на все денег не хватит, но есть такие вопросы, которые не решать нельзя. Это меня возмущает больше всего, и на это я больше всего эмоционально реагирую. Принимаю срочные решения для наведения порядка в этой части. И мне хотелось бы, чтобы у нас такая работа была выстроена, чтобы мы самые кричащие проблемы людей точно решали. Все остальное – на системной основе, с пониманием, когда начнем, когда закончим. И приоритеты по дорогам и газификации должны быть. Каждый должен понимать, когда эта дорога будет отремонтирована, пусть не сегодня, пусть завтра. В рамках приоритетов мы понимаем, что эта дорога из-за дефицита финансовых средств должна в первую очередь быть сделана. С людьми можно и нужно на эту тему разговаривать. Мне кажется, люди будут понимать, когда такие аргументы будут приводиться.

Ирина Горностаева, «Пчела News»: Много сейчас говорится о взаимодействии  с крупными предприятиями, о квотировании выбросов. Как ведется работа с более мелкими предприятиями в плане движения к новым экологическим стандартам? Почему возник такой вопрос – буквально на прошлой неделе мы все, наверное, в Челябинске ощутили неприятный запах от птицефабрики. Вчера министерство экологии заявило, что там выявлены нарушения. Почему же эти нарушения не выявлены раньше? Можем ли мы надеяться, что завтра, послезавтра или через год не повторится такая история, что в областном центре такой неприятный запах?

А.Л. Текслер: Если смотреть от общего к частному, то Вы правы, у нас в рамках комплексных планов два города – Челябинск и Магнитогорск – находятся на особом контроле. И со всеми крупнейшими предприятиями мы в настоящий момент заключаем соглашения. Нам предстоит заключить 16 соглашений, из них 12 уже заключено – это самые крупные. И мы эту работу в течение месяца продолжим. Но, Вы правы, Челябинском и Магнитогорском не заканчивается проблематика, и по моему поручению составлен перечень более 200 предприятий, которые находятся в других муниципалитетах и районах, с которыми мы планируем (это уже будет часть нашего экологического стандарта, о котором я говорил) проводить аналогичную работу по снижению выбросов, и эта работа уже началась. В том же Златоусте один из жителей сказал, что он живет рядом с электрометаллургическим заводом и  есть выбросы, проблемы и претензии. Мы с руководством ЗЭМЗа говорили о том, что в течение двух лет завод проведет тотальную модернизацию всех своих фильтров и прочего технологического оборудования, которое призвано улавливать и утилизировать выбросы в атмосферу. Договорились, что подпишем соглашение аналогичного плана, как мы это делаем с нашими предприятиями в рамках комплексного плана. И мы эту работу, вместе с разворачиванием истории с экологическим стандартом, безусловно, сделаем. Мы будем одними из пионеров, кто в целом такую работу проведет в нашей стране, и она уже началась. 

Что касается конкретного случая, о котором вы сказали и который меня тоже возмутил, была поставлена задача максимально быстро найти причину, проблему. Она была определена. В силу разных причин правоохранители еще своих решений не приняли относительно этого. Но я поручил сделать объявление министерству экологии. Да, причина определена: так называемые удобрения, скорее всего, даже не удобрения, а просто навоз, который дал эти запахи. Это проблема, и мы будем запрещать такие технологии и использование таких удобрений, если они будут приводить к тому, о чем вы сказали. Будем наводить здесь порядок. 

Лев Битков, ГТРК «Южный Урал»: Месяц назад в Вашу рабочую поездку по родному району почувствовали неприятный запах с очистных челябинских, и тогда вы дали поручение Наталье Петровне Котовой с этим запахом с очистных разобраться. Она даже сказала, что уже запланировала рабочую встречу с представителями МУП ПОВВ. За этот месяц появились ли какие-то новости по этой теме? Это первый вопрос. И второй вопрос: когда все-таки на очистных стартует модернизация, которую городская администрация анонсировала еще, если я не ошибаюсь, в 2011 году? 

А.Л. Текслер: Да, безусловно меня эта ситуация возмутила. Городская администрация сейчас находится в активной фазе рассмотрения этого вопроса. Там есть старый проект на модернизацию с ценой вопроса более 6 млрд рублей. Я не уверен, что он является оптимальным. Тем более за такие деньги. То, что было сделано за последний месяц, – начали применяться новые, скажем так, материалы, которые уменьшают запах. Непонятно, почему они не применялись до этого, нашли решение. Насколько мне известно, сейчас запах улучшился. И новое оборудование, и новые материалы, которые в оперативном плане помогают решать проблему. Ну и сейчас определяются наилучшие технические решения для того, чтобы эту проблему решить, так что все находится в процессе. И меня, как, наверное, любого нашего жителя, ситуация, когда в городе такие запахи, безусловно, возмущает. Я уверен, что мы найдем оперативное решение. 

Анна Махнина, газета «Сосновская нива» (Сосновский район): Алексей Леонидович, Вы у нас были месяц назад, много вопросов вам задали, даже я сначала растерялась, какой из вопросов вам задать, потому что вы ответили на все. И один из вопросов был, на который Вы сказали: я подумаю. Это был вопрос о присоединении к Челябинску поселка Западного. Новостройки, многоэтажки в Сосновском районе расположены, практически в Челябинске, живут там челябинцы, с челябинской пропиской. Нужна инфраструктура, которая очень тяжела для бюджета района. Есть ли какие-то новости? Может, подумали Вы и какие-то новые идеи появились?

А.Л. Текслер: Вы знаете, я не вижу необходимости, откровенно говоря, хотя мне полноценного доклада по этому поводу еще не дали. Этот вопрос не так надо решать. Его нужно решать таким образом, чтоб у Сосновского района была возможность делать те стандарты, к которым люди привыкли, учитывая, что это практически городской формат. Городской микрорайон. Сосновский район уникален тем, что он является неотъемлемой частью челябинской агломерации, и так будет всегда. Это движение с «прирезанием» к Челябинску каких-то отдельных микрорайонов и населенных пунктов… Я пока не вижу необходимости давать старт такого рода решениям. Надо просто делать жизнь людей комфортней - где это необходимо, с привлечением районных возможностей, где необходимо, областных. Это в любом случае вопрос денег. И если соответствующее решение по Большой Москве принимались в логике наличия возможностей и свободных ресурсов у Москвы развивать территорию новой Москвы, то у Челябинска, Наталья Петровна не даст соврать, дополнительных средств нет. То есть это будет в любом случае обращение к областному бюджету, и в данном контексте зачем это делать вообще. Давайте сразу решать проблему, а не пытаться передавать кому-то какие-то отдельные микрорайоны, это на мой взгляд, не особо перспективно.

Вопрос из социальных сетей: Алексей Леонидович, будет ли реализован проект строительства ВСМ, и на какой стадии он сейчас находится? 

А.Л. Текслер: Да, хороший вопрос. Я тоже этой темой регулярно занимаюсь. Такой многогранный, я бы сказал, проект. С одной стороны, на сегодня он крайне дорогой, там общий CAPEX составляет, причем в ценах прошлых лет, примерно 300-350 миллиардов рублей. Да, предполагается наличие гранта из федерального бюджета где-то на 2/3 объема расходов, но тем не менее после запуска ВСМ (где-то 6-7 лет должно уйти на его строительство) объем средств, которые в рамках того проекта, который есть, должен будет финансировать региональный бюджет – от 7 до 12 млрд рублей в год. Это огромные деньги, если мы смотрим на сегодняшнее состояние бюджета. И здесь, конечно, есть определённые сомнения. Но это не только финансовый вопрос. У этого проекта есть конечно и другие грани, на которые нужно обращать внимание. Поэтому я, критикуя проект с точки зрения финансовой модели, я не очень верю в тот пассажиропоток, который сегодня предлагается финансовой моделью, и думаю, что возможные расходы могут только увеличиваться, скорее всего, относительно той модели, что сегодня существует. И это лишь вопрос страховки. И если, к примеру, федеральный бюджет будет помогать решать эти проблемы, если, к примеру, не будет пассажиропоток в рамках финмодели сохранен, если не перенесется эта проблема на областной бюджет, то об этом можно разговаривать. А вот вторая грань, почему я к этому проекту отношусь нормально, заключается в том, что сегодня, Челябинск, если его брать вместе с Копейском, это где-то 1 миллион 400 человек. Челябинск сам по себе в мире занимает 446 место, а если брать его агломерацию с Копейском, то это будет порядка 400-го место. Сегодня Екатеринбург с полутора миллионом человек занимает в мире, если я правильно помню, 368 место примерно. То понятно, что при урбанизации, при конкуренции в целом мегаполисов в мировом масштабе такое вот объединение, когда агломерации Челябинска и Екатеринбурга может передвинуться где-то на 180-190-е место, а если говорить о нашей стране, то восточнее Москвы (а у нас есть две крупные агломерации – Москва и Санкт-Петербург), это будет гарантированно третья агломерация в стране. Причем на обозримую перспективу. Если мы говорим, что сегодня инвесторы планируя свои проекты на 20 на 30 лет, обращают на это внимание. А они в первую очередь обращают на это внимание. Конечно, сразу эта тема играет совершенно другими красками. И хорошая автомобильная дорога, наличие высокоскоростной магистрали, плюс надо сказать, что у нас Снежинск и Озерск, а это вместе порядка еще 140 тысяч человек, это только крупные населенные пункты находятся между двумя мегаполисами. Конечно, у такой агломерации совершенно точно есть перспектива. Но тут важно, что Челябинск должен соответствовать уровню Екатеринбурга по развитию. Вряд ли мы хотим, чтоб Челябинск был местом для работы, а Екатеринбург местом для отдыха. Это неправильно. Поэтому здесь очень важно, чтоб мы, развивая те инициативы, развивая наш областной центр, развивая регион, сделали Челябинск и его агломерацию абсолютно комфортным и перспективным городом, чтобы он точно не уступал ничем Екатеринбургу. А если уж говорить о наших рекреационных возможностях, при наличии инфраструктуры, в том числе скоростных поездов, доступность к Сатке, Златоусту, Миассу, понятно, что Челябинск будет выигрывать и все, что находится вокруг Кыштыма, Каслей, Озерска, а там великолепные замечательные места. И так весь Екатеринбург там отдыхает. У этой агломерации точно есть перспектива, я считаю, если мы правильно все организуем, и с финансовой точки зрения структурируем сам проект, если мы подтянем Челябинск во всех смыслах этого слова к Екатеринбургу, учитывая наши конкурентные преимущества, у такого проекта, безусловно, есть будущее и поэтому мы не откладываем его и продолжаем над ним работать. И будем продолжать работать. Я надеюсь, что мы придем к определенному результату, учитывая, что время строительства этой магистрали 7 лет. На мой взгляд, у этого проекта есть определённая перспектива, но мне важно, чтобы мы не попали в эту финансовую кабалы. При реализации этого проекта и сделаю все, чтобы эти расходы и риски с кем-то разделить. Но сам проект мы будем вместе с Екатеринбургом продолжать.

Ульяна Бисерова, «Деловой квартал»: Добрый день, Алексей Леонидович! Радуюсь, что вы заговорили о крупных инвестиционных проектах. Вот Оксана Азарова спрашивала про ТОСЭР. Я вижу, что действительно делаются какие-то крупные вливания в социальную сферу. Вопрос: источник финансирования. После неудавшегося строительства завода в Златоусте, после истории с Миассом, после недостроенного конгресс-холла многие предприниматели высказывают такое опасение, что тут можно хоть танцы с бубнами устраивать, в ближайшие пять лет инвесторов мы точно крупных не увидим. Но вы, тем не менее, говорите о крупных инвестиционных проектах, в том числе о ВСМ. Расскажите, пожалуйста, о конкретных мерах по повышению инвестиционной привлекательности региона, которые вы планируете применять. Спасибо!

А.Л. Текслер: Конкретные меры по повышению привлекательности. Вы знаете, я в том числе веду определенную индивидуальную работу с различными коллегами, которые готовы инвестировать в наш регион, и такие коллеги есть. Основной вопрос, который они мне задают, на самом деле простой: вы сможете гарантировать, что не будет к нам никаких вопросов, претензий, пересмотров правил игры, что потом никто не придет, и не скажет, что давайте мы как-то поделимся бизнесом и прочее. На самом деле, эти вопросы достаточно актуальны  Вы знаете, когда раньше здесь реализовывались проекты, коллеги мне говорили, что делали это вопреки и старались близко к администрации не подходить, чтоб лишних вопросов не задавали. Сегодня я говорю о том, что готов оказывать максимальную помощь. Те площадки, которые мы создаем, и Минпром и Минэк – они должны быть ориентированы на конкретную помощь инвестору, если он приходит и говорит, что готов развивать свой бизнес. Всестороннюю помощь. Я предложил конкретную инициативу, что если к нам приходит инвестор и это абсолютно новое производство, то после того, как он начнет работать, я готов из тех налогов, что он начнет платить в областной бюджет компенсировать часть общей инфраструктуры, все строят линии электропередач, все строят дороги подъездные к своему предприятию и эти дороги часто используются не только самим предприятием и так далее. Я готов эту инфраструктуру финансировать, но сначала постройте предприятие. Это из серии: утром стулья – вечером деньги. Такая работа необходима и мы создадим такие условия, что ни у кого не будет никаких сомнений в том, что мы поддерживаем инвестиции, в нашем регионе. В первую очередь, это вопрос доверия, это вопрос, когда а) инвестор уверен, что есть образовательная составляющая в регионе и не только высшее образование имеется в виду, но средне-специальное, техникумы, как это раньше называли. Вот я про Бакал говорил, что инвестор спрашивал: слушайте, у вас тут больницы нет. Кого я сюда привезу, как я буду развивать здесь свой бизнес. Социальную сферу нужно развивать и подтягивать и мы будем это делать. Там, где необходимо, дороги стрить за счет бюджета, для того чтобы эти истории развивать. Вот эти направления гарантируют инвесторам возможность заходить и вдолгую вкладывать в регион и развиваться сегодня.

Сегодня все наши институты развития, все министерства и не только они, в части малого бизнеса у нас есть и другие институты, типа «Территории бизнеса», – все они сегодня ориентированы на решение этих задач, для того чтобы инвесторов привлечь на нашу территорию. Вы знаете, я сейчас какую мысль хочу сказать: инвестиции инвестициями, задачу я ставлю – рабочие места высокопроизводительные создавать. Тут не всегда есть корреляция это, почему я в первую очередь говорю про приборостроение, про машиностроение, все это в том числе, требует высококвалифицированных кадров, которые мы можем обучать у себя на территории и это необходимо делать. У нас есть проблемы со средне-специальным образованием. Либо мы не тех учим, либо не можем сделать эффективные программы между предприятиями и министерством образования. Здесь надо делать в кооперации, чтобы практику ребята проходили и так далее. Эти все вещи позволят сделать ту инфраструктуру в общем смысле, дорожную, энергетическую, образовательную и так далее для того чтобы было комплексное развитие. Это комплексная общая задача. 

Валерия Мухина, Ural.today: Скажите, пожалуйста, Вы же сидите в соцсетях, наверное? Видели, какой спор разгорается вокруг реконструкции набережной, ограждения на набережной. Вы можете как-то прокомментировать этот вопрос, потому что все, кто видят эту реконструкцию, считают, что это деньги, выброшенные на ветер, что реконструкцию придется делать через пять лет, но никто на нее денег не даст.

А.Л. Текслер: Вы имеете в виду ту набережную, которая от филармонии до сквера искусств? Потому что у нас четыре участка набережной в Челябинске. Этой части пока нет вообще. Все остальные участки – это модернизация, ремонт того, что есть. Какой участок вы имеете в виду? От «Юности» до музея, вот эту часть? И что там за споры идут?

Валерия Мухина: Ограждения покрываются гранитными плитами. Это решение проблемы на три-пять лет. Это некрасиво, не для жителей города сделано. Во всех других городах ограждения убирают, чтобы было видно воду. А у нас все наоборот.

А.Л. Текслер: Я понимаю, что речь идет о реновации того, что было. Видите, я не очень сижу в соцсетях. Я не в курсе. Наталья Петровна, посмотрите эту тему. Я могу прокомментировать ту часть, которую мы обсуждали – часть набережной от филармонии до сквера искусств и дальше, к недостроенному конгресс-холлу. Этой набережной еще физически нет. Планы сделать ее существуют, и мы в настоящий момент начнем там берегоукрепление, для того чтобы в следующем году выйти на эту набережную. Мы активно обсуждали, как эта набережная должна выглядеть, есть проект. Но мы договорились с городом, учитывая, что хотелось бы получить обратную связь от экспертов, жителей, архитекторов, что, только проведя определенный опрос и доработку проекта, в следующем году сможем выйти на тот проект, который устроит всех. Там, насколько я знаю, как раз формат именно открытой воды предусмотрен. А в той части набережной, которая уже существует, наверное, Наталья Петровна, как будет возможность, прокомментирует. У меня пока нет мнения по этому поводу. Я не готов как-то экспертно озвучить.

Сания Жамбусинова, газета «Карталинская новь»:  У меня два вопроса. Один от своего родного района. Я слышала, Вы к нам собираетесь. Население ждет, и я думаю, что все свои нерешенные вопросы они озвучат. Но один главный хотела озвучить здесь. В январе этого года железная дорога передала городу на баланс системы теплоснабжения и водоснабжения. Если с теплом еще нормально, то с водоснабжением – катастрофа. Даже летом было 8 крупных аварий. Но это было летом. А впереди зима, и люди тревожатся. Нужны большие средства. Без вашей помощи и контроля нам просто не обойтись. Ну и второй вопрос: как жители районов, мы ездим на автомобилях, даже сегодня приехали в управление – нет места на парковках. И это не только возле нашего управления, возле многих институтов, магазинов и так далее. Этот вопрос будет в Челябинске решаться?

А.Л. Текслер: Нет парковки где?

Сания Жамбусинова: Наше управление на улице Цвиллинга. Там, где вы находитесь. Нет парковки. Ваши машины могут припарковаться, а мы нет. За две-три улицы бежим. Может, молодым моим коллегам это нормально, то мне в мои годы это тяжеловато.

А.Л. Текслер: Я записал ваши вопросы. Спасибо большое. 

Игорь Золотарев, газета «Футбол-Хоккей Южного Урала»: Добрый день, Алексей Леонидович. Игорь Золотарев, главный редактор газеты «Футбол-Хоккей Южного Урала». Старейшее спортивное издание в России, 27 лет. Других нет региональных таких. Вопрос следующий. Недавно Вы были на футболе, очень болели за ФК «Челябинск», когда играли с «Волгой-Ульяновск». Вы, как болельщик московского «Спартака», может быть, хотели бы в обозримом будущем увидеть здесь их, как они на равных играют с нашим футбольным клубом «Челябинск». Возможно ли это в обозримом будущем? Понимаю, что не год, не два. Порядка трех лет, как минимум, нужно. И учитывая то, что сейчас обстроили вокруг Центрального стадиона, он еще в 2009 году собирал 15 тысяч зрителей, когда был матч 1/8 финала с Мордовией на Кубок страны. Это был битком стадион. Здесь болельщиков очень много. Последний раз мы играли, у нас город-миллионник, мы занимаем среднее место среди городов-миллионников страны. Почти все города-миллионники играли в первом эшелоне страны. Мы последний раз играли в нем в середине 1960-х годов. Сможем ли мы подняться до этого уровня или до премьер-лиги. Это первый вопрос, и второй вопрос как президенту ХК «Трактор» - верите ли Вы в то, что команда сможет уже в этом сезоне сыграть в финале Кубка Гагарина? Спасибо.

А.Л. Текслер: По футболу, смотрите, какой приоритет. Я считаю, что мы должны вкладываться, в первую очередь, в детский футбол. Перед глазами примеры других городов – не буду называть – когда выделялись миллиардные средства, приобретались легионеры, приезжали из других стран. Потом деньги заканчивались, легионеры уезжали, а все оставались у разбитого корыта. И зачем? Кому это нужно? Я считаю, что нам нужно вкладываться в детский футбол, нам нужно развивать те спортивные школы, которые есть по всему региону, не только в Челябинске. Мне эти вопросы и магнитогорские коллеги задавали. Я был в Аше – там прекрасный центр футбольный. Кстати, единственный представитель Челябинской области в премьер-лиге как раз из Аши, играет за Уфу. Так что, мне кажется, задача номер один – если мы с вами за счет собственных воспитанников, которых будем здесь растить, будем готовы на равных соперничать с командами премьер-лиги, то мы естественным образом будем туда идти, и в своих воспитанников готовы вкладывать. А в легионеров, которые уедут-приедут, я вкладывать не готов. Вот, собственно, с чего мы и начнем – это будет касаться и конкретных школ, и полей, и тренерского состава. С Александром Дюковым мы это уже обсуждали. Есть и планы по развитию футбола в регионе. Так что будем двигаться в эту сторону. Что касается хоккейного клуба трактор – не секрет, что поставлена задача: наша цель – это Кубок. Других задач нет и быть не может. Сможем ли мы это сделать в этом сезоне, было бы неплохо. В любом случае, на ближайшие несколько лет такая задача стоит. У нас новая команда, практически на 100 процентов обновили состав тренерского штаба и 60 процентов обновления команды. А если не брать молодых ребят, то обновление в процентном отношении еще больше. Это новая команда, которой нужно расти. Пока тьфу-тьфу. И два турнира выиграли, и в общем достаточно неплохо ХК «Трактор» в настоящий момент выступает. Но все покажет регулярный сезон. Поживем – увидим. Но цель одна – Кубок Гагарина.

Дарья Цимбалюк, информационный портал «Медиазавод»: Вопрос очень короткий. В Челябинске очень много частного сектора и там очень много проблем. Например, накануне нам пожаловались жители поселка Урицкого и Некрасова, говорят, у них нет тротуаров, вопрос долго решается и результата нет. Они ходят по проезжей части и в школу, и на работу, в больницу и везде. У нас благоустройство активно идет скверов, дворов. Когда благоустройство дойдет до частного сектора? Или это не городская среда? Как быть жителям?

А.Л. Текслер: Это, конечно, городская среда. Эта проблема существует во всех муниципалитетах. У нас везде есть частный сектор, и чаще всего там нет асфальта, чаще всего нет тротуаров. Это означает, что когда идет дождь, ходить достаточно сложно. Такая проблема существует. Считаю, что шаг за шагом мы должны ее решать. В программе развития каждого муниципалитета должны быть ежегодные решения отчасти вопросов частного сектора. У нас даже освещение не везде есть. В частном секторе это сплошь и рядом. Считаю, что в первую очередь средства надо вкладывать в развитие общегородских пространств, потому что средств не хватает. Это парки, это скверы, это то, куда люди приходят из разных мест города. Это общие пространства для всех. Это основной приоритет. Будем заниматься по паркам, в том числе в рамках программы «Зеленый город». Безусловно, и дворы, и частный сектор оставлять нельзя. Каждый муниципалитет должен наметить планы по наведению порядка. Да, это будут отдельные улицы, отдельные направления, но тем не менее эту работу нужно начинать. Я знаю, что чаще всего этого не происходит, и это неправильно. Люди совершенно правильно и справедливо задают вопросы, что их обделяют. Понятно, что когда МКД – жителей больше, но и в частном секторе живут наши жители. Эту тему необходимо решать. Я с вами полностью согласен.

Инна Кумейко, газета «Комсомольская правда - Челябинск»: Здравствуйте! Совсем скоро 1 сентября. Где вы его встретите – с сыном на линейке или откроете новую школу в Челябинске или в регионе? Спасибо.

А.Л. Текслер У нас вообще-то будет 2 сентября. 1 сентября – это воскресенье. Где я встречу 1 сентября? Я его встречу с семьей. А что касается 2 сентября, то, конечно, я как папа пойду с сыном на линейку. Я сказал – не делать никаких там выступлений. Хочу просто прийти с семьей на линейку, как все. Так и будет.

Это был последний вопрос. Спасибо большое, коллеги. 

Дата создания страницы: 29.08.2019
Дата последнего изменения: 3.09.2019